Рубаки - форум

Объявление

  • Добро пожаловать! Здесь можно сразиться за обед с дажедрой, или даже побеседовать с монстром...Мир магии ждет вас...

  • Форум опустел. Советую перейти на другую ролевую по Рубакам - http://rpgslayers.7bk.ru/

    (та ролевая всё ещё жива, актуально на 2017 год)



    ОБНОВЛЕНИЯ ЗА 16.12.07

    Добавьте мою страницу в Избранное! Сделать эту страницу домашней
    Новости:

    Лина, Зелгадис, Амелия, Зеллос и Филия отправились в Сайрааг; Сильфиль в академии черной магии в Сайрааге.

    Наши друзья:


    Ролевая по ИнуЯше! Ролевая игра по аниме Slayers!


    Полезные кнопки :

    Новые сообщения
    Список персонажей
    Образец анкеты

    Погода:

    Идет снег, холодно, но не очень

    Время:

    Начало зимы. Утро.

    Новости Форума:



    06.02.08
    Нам нужны желающие отыгрывать за Судьбу!

    16.12.07
    Так, быстренько вдохновляемся, и играем!

    16.12.07
    Нашему форуму месяц...

    24.11.07
    Мы начинаем ролевую!

    16.11.07
    Проводится набор модераторов

    16.11.07
    Нам очень нужен Гаури.

    16.11.07
    Ролевая была создана недавно. Гости, не проходим мимо, а регистрируемся.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Янтарное и Золотое


    Янтарное и Золотое

    Сообщений 1 страница 2 из 2

    1

    Автор: Рогозина Екатерина
    Название: Янтарное и золотое
    Аниме: рубаки
    Категория: G

    1.

    -Между прочим, когда я был в три раза младше тебя, у меня уже был сын! – мой дед поставил чашку на стол и повернул голову в мою сторону. – Милгасия, время уходит, ты не можешь вечно бороться с его течением…

    Я покачал головой:

    -Но, послушай-ка, сейчас другие времена, я просто не могу себе позволить иметь детей. Я ответственен за всех жителей гор Катаахто, я не могу отдать хотя бы часть себя кому-то одному! Нас слишком мало!

    -Вот поэтому пора задуматься о детях! – заулыбался старик, - Только так ты поможешь спасти наш народ от вымирания.

    -Дед! – попытался я его прервать.

    -Но-но, - погрозил он мне пальцем. – Ты прекрасно понимаешь, что я – прав, ты слишком много думаешь о народе. Вот поэтому я был против того, чтобы ты стал старейшиной в таком юном возрасте. Милгасия, почти тысячу лет ты без остатка посвящаешь себя нам, драконам. Но у любой ответственности есть свои границы. Мы не такие уж беспомощные, тем более теперь, когда уничтожены силы двух тёмных лордов…

    -Но остались и другие лорды, - тщетно старался я перевести разговор на другую тему.

    -Остались, верно, - мой дед улыбнулся. – Но не всё же сразу… Так что, Милгасия, подумай об избраннице, пока у тебя есть эта возможность. Если ты её упустишь, то впоследствии будешь жестоко сожалеть об этом. Мы, драконы, способны полюбить только однажды, и наша любовь будет залогом прекрасного потомства… Как говорится в Библии Катаахто, «разделив с кем-то свою жизнь, мы делаем её больше и богаче, а, разделив с кем-то свои горести, мы приуменьшаем их». Поэтому…

    -Я устал от этого разговора… Мне это не очень-то интересно, и мне просто некогда заниматься этим вопросом, - честно признался я. – Дед, у меня ещё столько дел в храме…

    -Отложи их, - пожал плечами старик. – Всё-таки я выбираюсь к тебе раз в пять лет…

    Да, раз в пять лет мой дед, живущий на другой стороне горы, приходил ко мне и говорил каждый раз об одном и том же. За последние пятьдесят лет дед усилил нажим и это был уже четырнадцатый разговор, я уже наизусть знал, что мой дед может мне сказать.

    На самом деле он не был моим настоящим дедом, тот погиб в Войне Воскрешения Мазоку, этот дракон спас меня в одном из боёв, и теперь считал себя обязанным устраивать мою личную жизнь. Конечно, я не могу сказать, что думать об избраннице – пустая трата времени и сил, кое в чем дед был прав. Но я, зная всех дракониц гор Катаахто, не мог найти ту, что полюбил бы.

    -К тому же тебе следует хорошенько отдохнуть перед завтрашним днём.

    -И что будет завтра? – обречённо поинтересовался я.

    -Завтра прибудет госпожа Уль Копт, - сообщил дед, потянувшись за плюшкой. – Я послал ей письмо от твоего имени. Всё-таки бедняжка осталась совсем одна, без семьи, среди людей, я подумал, что тебе неплохо было бы предложить ей пожить в наших горах. Она – неплохая девочка, я так думаю, когда-то я даже знал её отца, удивительно честный, но очень вспыльчивый был дракон, так что, думаю, дочка будет на него похожа.

    -Дед, - с предупреждением в голосе сказал я.

    -Нет, жениться я тебя на ней не заставляю, - пожал плечами старик, - Я же сам её в глаза не видел, малышка родилась после войны, но не предложить помощь одному из нашего рода, мне кажется, не слишком-то благородно.

    -Это единственная причина? – поинтересовался я.

    -Конечно, нет! – расхохотался дед. – Возможно, ты сам захочешь познакомиться с ней поближе, от этого ты не застрахован!

    После этих слов я твердо решил, что никаких близких знакомств у меня с Филией быть не должно! Дед ещё немного посидел за столом, развлекая меня байками о своих внуках, о том, как они овладевают магической силой и о том, как они изучают человеческую Светлую магию в человеческом же храме. Это было крайне забавно, особенно потому, что внуки отличались непоседливостью и непосредственностью, прямо как их дед.

    -И всё-таки… Даже недолго жить среди людей для дракона… мне кажется, это нелегко, - покачал я головой.

    -Конечно, нелегко! – ответили мне. – Ты только представь, каково той девочке, Филии, жить совсем одной, в человеческом городе… Хотя преодоление сложностей – отличная тренировка.

    Не могу сказать, что судьба Филии мне не заботила, честно говоря, я неоднократно писал ей, но то ли это дело рук почтовых Мазоку, то ли Филия не желала общаться, но ответа я так и не дождался, о чем я сообщил деду, но тот только отмахнулся, заявив, что это отговорки. Конечно, я бы мог возразить что-нибудь ещё, но мои дела не могли ждать: я должен был успеть к вечерней службе в Храме, поэтому, распрощавшись с дедом, который несколько обиделся на подобное «бегство», я ушел.

    Но я, в самом деле, уже просто не мог слушать разговоры об избранницах, семьях и детях.

    О, боги! В самом деле, это было для меня слишком тяжело. Слишком много я был совсем один, а создать семью – это позволить кому-то быть рядом, постоянно, допустить кого-то к своему сердцу, к своей душе.

    Нет, моя душа – как могила, рассчитана только на одного.

    Даже общество деда с каждой пятилеткой становилось всё тяжелее.

    Великий Сейрю-о! Как было бы просто обрасти панцирем с острейшими шипами, чтобы никто не мог подойти ко мне. Но у меня были обязательства, долг перед народом гор Катаахто, просто бросить всё, уйти, замкнуться в одиночестве, я не мог. И, возможно, не хотел. Всё-таки постоянное, ежедневное общение со священниками, прихожанами, воинами и маленькими дракончиками, всё это помогало мне не забыть, что я жив, что я не один. Но это всё так тяготило меня, это моё добровольное бремя с каждым прожитым годом становилось всё тяжелее.

    Возможно, я и ошибался, для народа драконов ещё не всё кончено: мы жили. И давали жить другим.

    Дед, когда только заявился, сразу же «порадовал» меня новостью о трёх новорождённых дракончиках в других кланах, всё-таки, возможно, для нас действительно ещё не всё кончено.

    И встреча с этой девушкой, Филией, может быть только к лучшему… Возможно, со временем, народ драконов обретёт прежнюю силу, а для этого… для этого… для этого… о, святые небеса…

    Так я уговаривал себя, произнося вслух давным-давно затверженные слова вечерней молитвы, сегодня, почему-то они потеряли для меня свой смысл, став лишь привычными звукосочетаниями.

    Наверное, потому, что мои мысли унеслись в неведомые дали.

    По крайней мере, я именно так объяснил своё состояние Верховному Священнику, когда он поинтересовался моим странным отношением к сегодняшней молитве.

    2.
    Я проспал.

    Честно признаюсь, я проспал.

    Всю ночь я прикидывал как вести себя с Филией, но так, к сожалению, ничего путного не придумал, и решил опираться на простую вежливость, предусмотренную этикетом. По словам деда, Филия воспитывалась в Драконьем Храме, значит, как священница должна была знать Правила Поведения назубок.

    Но я не хотел показаться драконице слишком холодным, всё-таки дед пригласил её КО МНЕ ДОМОЙ, на чай. А подобные беседы предусматривают не столько холодный официальный этикет, сколько живое общение. В общем, решил я, придётся лавировать, сочетая и то и другое.

    Проснулся я поздно, когда дед растолкал меня, угрожая всеми карами Ада и Неба, что если я не встану, то мне не поздоровится… К счастью, старый дракон взял пищевой вопрос в свои руки (если кого-то приглашаешь, то не стоит потчевать его одним запахом еды, говаривал мой отец) и, разорив мою кладовую, накрыл стол.

    Я еле успел привести себя в порядок, как ровно в назначенное время у нашего крыльца (мой дед предусмотрительно вложил в письмо заклинание-адрес, чтобы Филия оказалась там, где нужно) появилась изящная девушка в светлом платье. Её волосы сдерживал только блестящий обруч с синим камнем, позволяя золотому потоку струиться по плечам и спине. Это ровное свечение обрамляло всю фигуру девушки, лишь подчёркивая её формы.

    Девушка была красива. Очень красива, я не мог не признать этого. А золотое сияние её ауры в астрале было просто необыкновенным, такого я ни разу не видел. Ауры всех дракониц были или белыми, или иного светлого оттенка, но это… Дед потом признался, что тоже никогда не видел подобного. А уж за свою долгую жизнь он повидал немало.

    Смущённо откинув всё ещё мокрую чёлку с глаз, я с поклоном поцеловал ей руку:

    -Милгасия Ист Вертис, к вашим услугам.

    Из-за моей спины выплыл дед и подхватил приветствие:

    -Гардия Эль Лат, к вашим услугам, - и мягко сжал тонкую ладошку Филии в своей крупной, узловатой руке.

    -Филия Уль Копт, - улыбнулась девушка нам обоим, приседая в реверансе. – К вашим услугам.

    -Прошу, - засуетился дед, пропуская нас во внутрь моего домика. – Входите, чувствуйте себя как дома… Такая честь для нас, всё-таки героиня, одна из спасителей нашего мира от Тёмной звезды…

    Филия смутилась от последнего замечания.

    -Рад видеть вас в добром здравии, - вклинился я.

    -Благодарю, - слегка покраснела Филия. – И спасибо огромное за приглашение, это большая честь для меня…

    Оказавшись в гостиной, где был накрыт стол, девушка извлекла из своего пространственного кармана большой сверток и протянула его мне:

    -Милгасия-сан, примите этот подарок, как благодарность за столь любезное приглашение.

    -Что это? – живо заинтересовался дед, и мне пришлось снять оберточную бумагу.

    Там оказалась бутылка.

    Но не простая бутылка, а сделанная из тончайшего белого фарфора, с изящной росписью в виде вьющихся в небесах драконов. Данное произведение искусства было запечатано пробкой и восковой печатью.

    -Это красное марочное вино из Зефелии, - пояснила девушка. – Пятилетняя выдержка.

    -Пять лет? – мой дед потёр подбородок. – Я слыхал, что тогда был самый лучший урожай за последние сто лет! Впрочем, почему мы стоим? – возмутился он. – Милгасия, поухаживай за дамой, я же поставлю чайник на огонь…

    -Присаживайтесь, - предложил я Филии, отодвигая стул, предназначенный для гостьи.

    -Благодарю, - кивнула девушка.

    И в комнате повисло неловкое молчание, стоило деду уйти на кухню.

    Это было странно, обычно со мной такого не случалось, я прекрасно помнил правила этикета, постановляющие поддерживать вежливый разговор с гостем. Я их ни разу не нарушал, всегда находилась такая тема, которая помогала начать разговор. Как говорится, если нечего сказать, говорите о погоде, но это всё казалось слишком пустым, глупым и никчемным. Начинать общение с такой темы с этой девушкой даже не стоило. Она казалась беззащитной и в то же время сильной. Хотя сейчас чувствовала себя немного не в своей тарелке.

    Но молчать и рассматривать мою гостью ещё дольше было бы просто неприлично, тем более что девушка была смущена моим пристальным вниманием и сидела тихо, не поднимая на меня глаз.

    А дед-предатель даже не высовывался с кухни!

    -Могу ли я задать вам вопрос? – наконец нарушил я тишину.

    -Разумеется, - почти прошептала Филия.

    -Видите ли, в чём дело, - я присел рядом с ней на стул и поставил локоть на стол. – Я посылал вам несколько писем, но вы не ответили ни на одно… хотел бы я знать судьбу моих посланий…

    -Письма? – Филия подняла голову, и её синие глаза встретились взглядом с моими. – Простите, Милгасия-сан, но я не получала никаких писем. Разве что вот это, с приглашением…

    Её удивление было совершенно неподдельным, этим глазам нельзя было не поверить.

    -Возможно, они потерялись, или я просто неверно написал адрес, - примирительно улыбнулся я, ощущая расстройство Филии.

    -Возможно, - улыбнулась девушка мне в ответ и встряхнула волосами.

    И я внезапно почувствовал её запах. Нежный аромат девичьей кожи и волос коснулся моего лица… Он был столь тонок, что почувствовал его я только сейчас, но внезапно понял, что всю жизнь мечтал услышать именно его. Этот запах возвращал меня в столь далёкие времена, что порой меня посещали мысли о том, что их никогда не было.

    Те времена, когда я не был один. Тогда рядом со мной всегда кто-то был: родители, многочисленные родственники, друзья…

    Я что-то говорил, не помню что, Филия отвечала, мы смеялись… По-моему, Филия рассказывала что-то о своём путешествии… Пришёл дед со свежезаваренным чаем, разговор ещё более оживился…

    Я открыл бутылку, принесённую Филией, та с удовольствием выпила с нами «за знакомство и добрые отношения»!

    Дед расспрашивал Филию о её жизни в человеческом городе, о её профессии (тут я впервые узнал, что Филия содержит магазинчик антиквариата, а и сама занимается лепкой из глины). Также девушка призналась, что сама сделала бутылку для Зефелийского вина. Дед пошутил, что, возможно, наш Храм закажет ей что-нибудь из утвари. Девушка же совершено серьезно спросила, а не хотим ли мы что-нибудь действительно заказать?

    Время летело очень быстро, а наши отношения из просто товарищеских («Мы – Драконы!») переросли в тёплые дружеские (и это всё только после одного разговора! Мы же впервые видели эту девушку!), и я был удивлён, когда Филия засобиралась домой.

    -Но разве вы не останетесь на ночь? – заботливо предложил дед. – Всё-таки уже довольно поздно, а завтра с утра вы могли бы отправиться домой, тем более вам нужно восстановить силы, всё-таки в один день туда и обратно…

    -Конечно, оставайтесь! – поддержал его я. – Наша гостевая комната к вашим услугам!

    Но Филия пусть и очень вежливо, но настояла на своём. Особенно меня заинтересовал последний её аргумент: «Вальтерия один без меня не заснёт!»

    Когда девушка исчезла в облаке золотого света, я поинтересовался у деда, кто это. Тот одарил меня понимающим взглядом и мягко, словно маленькому ребёнку, объяснил, что Вальтерия – это переродившийся Древний Дракон.

    -Неудивительно, что ты это прослушал, - ухмыльнулся этот ушлый старикан, - Я видел, как ты смотрел на Филию… - он мне подмигнул, - Милгасия, не красней… Я знаю, что ты влюбился!

    Я задохнулся от возмущения:

    -Ничего подобного! Признаю, эта девушка очень красива, но я не…

    -Может, ты этого не осознал, но это любовь с первого взгляда… Ах, - дедуля потянулся. – Я прямо-таки чувствую себя помолодевшим лет эдак на тысячу-другую!

    Я хотел было продолжить дискуссию, но дед отправил меня собирать со стола грязную посуду.

    3.

    Дед выехал из моего гостеприимного домика утром, оставив меня совсем одного. Не могу сказать, что я был очень расстроен. Ведь всю оставшуюся неделю мой любимый дедушка доставал меня всевозможными предположениями о моих отношениях с Филией.

    Оказывается, я смотрел на неё, как «лесной волк на лакомый кусочек», я выглядел, как «изголодавшийся по женскому обществу одинокий мужчина», и говорил, как «юный паренёк, пытающийся понравится девушке». Наверняка, Филия дома посмеялась над моими попытками поддерживать разговор, или же вообще напугалась: всё-таки такое пристальное внимание от почти незнакомого дракона! Вот поэтому она и сбежала так поспешно, не оставшись на ночь!

    Я вскипел и ответил, что ничего подобного!

    На что дед возразил, что уж он-то знает, как любовь с первого взгляда выглядит со стороны, и ошибаться он не может!

    Я ему указал на то, что дед стар, и может чего-то не заметить, или понять не так!

    Дед надулся и заявил, что «ещё посмотрим, кто был прав!»

    Я согласился, что нужно время и поспешные заключения ведут к ошибкам.

    Дед расфыркался и сказал, что самую главную ошибку я совершаю сейчас, отказываясь от очевидного.

    После этого он демонстративно дулся на меня целый день (мне пришлось извиниться), а потом подколки и подковырки последовали с новой силой.

    И вот я остался один, наслаждаясь тишиной и спокойствием…

    Но наслаждаться мне долго не пришлось, дед сумел-таки посеять в моей душе семена сомнения. Я попытался проанализировать своё поведение, но анализировалось плохо, я не очень хорошо помнил, что говорил, мне больше запомнились эти прекрасные синие глаза, глядящие на меня с тёплым участием.

    А потом, через несколько недель, я внезапно столкнулся с тем, что по горам Катаахто расползлись слухи о том, что я, известный дракон-одиночка, приглашал некую девушку-дракона к себе домой. Мне пришлось довольно много времени потратить на разговор с Верховным Священником, которому недавно исполнилась ровно тысяча лет, объясняя ему своё поведение.

    Мужчина, приглашающий девушку в свой дом… Как неприлично!!!

    Всё-таки я сумел убедить Священника, что та девушка и Филия (о которой я сам ему рассказывал) одно и то же лицо, тем более что мы были не одни, с нами был Гардия Эль Лат, который может это подтвердить. Священник покачал головой, потом вздохнул, и сказал, что, наверное, кто-то что-то не так понял.

    Но мне это было неважно, я-то прекрасно знал, кто распустил этот слух.

    Дед.

    Кто же ещё!

    Верховный Священник предложил в следующий раз пригласить Филию, чтобы представить её драконам Гор Катаахто, например, на праздник Середины лета. Тогда все могли бы на неё посмотреть, поговорить и никаких бы глупых слухов не возникло. Филия же Героиня с большой буквы, спасшая весь мир, это честь для нас принять её на нашем празднике!

    И я согласился.

    А что мне было ещё делать?

    И засел за написание письма. Точнее, не совсем письма, а скорее официального приглашения. Сочинялось мне плохо, поэтому я использовал стандартный шаблон для подобных писем. Гербовая бумага, официально-вежливый стиль, буквы с завитушками и, разумеется, Печать Храма гор Катаахто.

    Полюбовавшись на дело своих рук (а полюбоваться было чем, например, вступление очень красиво вышло), я поколебался и приложил к приглашению ещё и небольшое письмо, в котором описывал сам праздник, то, как его празднуют в наших горах (я не сомневался, что драконы из других кланов тоже отмечали эту дату, но они в любом случае делали это иначе, чем мы), форму одежды, а так же попросил заготовить небольшую речь, вдруг Верховному Священнику захочется предложить гостье слово.

    Так же я описал некоторые из наших конкурсов, вдруг Филии захочется в них поучаствовать.

    Теперь я был доволен, моё небольшое руководство поможет девушке не чувствовать себя неловко. Если, конечно, она захочет поприсутствовать на празднике.

    Если это случится, я прекрасно понимал, что, как приглашающий, буду нести за неё ответственность, чтобы Филия не скучала, или не потерялась, или не растерялась. Мне придётся сопровождать её на всём протяжении праздника, знакомить и представлять её другим драконам.

    Должен признаться, я не слишком-то любил этот праздник, как и праздники в целом. Радостная сутолока мало поднимала мне настроение. Я каждый раз вспоминал, что одинок, что Война Падения Мазоку оставила меня без родных, тех, кого я любил... У нас, народа драконов, все праздники в какой-то мере семейные, и каждый раз я чувствовал себя неловко, словно нарушал какой-то закон, запрещающий появляться на празднике в одиночестве. Но мой сан требовал присутствия на каждом торжестве, которое просто превращалось в изощренную пытку.

    Единственное, что спасало, это долгие перерывы между праздниками. Некоторые из них отмечались каждый год, некоторые – раз в пять лет, а некоторые – раз в столетие.

    Дед смеялся надо мной и говорил, что если бы не праздник Середины лета да День Сейфида, я давно бы одичал.

    Ответа на моё письмо ждать пришлось недолго.

    Филия очень вежливо, в том же официальном тоне, сообщала, что присутствовать на данном празднике для неё – большая честь, что с огромным удовольствием она принимает моё любезное приглашение. Так же девушка попросила встретить её в том же месте, куда приходила прошлый раз, потому что другого заклинания-адреса у неё не было. То есть, она появится у моего крыльца, и мы вдвоём пойдем на праздник.

    Так же она поблагодарила за дополнение к письму, оно оказалось очень полезным. И Филия надеялась, что наш праздник напомнит ей о тех днях, когда Храм Карю-о ещё не был разрушен.

    Я покачал головой.

    Похоже, этот праздник и нам напомнит о тех днях, когда был жив Сейрю-о, ведь после его смерти нужды в Храме, как таковом, не было. Наш народ теперь возносил мольбы Сейфиду и Сейрю-о, ушедшим в Чертоги Эль-самы, потому что нам это предписывалось вековечными правилами, а многие просто уже не могли по-другому.

    4.

    И вот этот день настал.

    С самого утра горы наполнило радостное возбуждение, предвкушение праздника. Оно передавалось от дракона к дракону, звенело в воздухе, искрилось в крови. Как ни странно, вопреки моим ожиданиям, я тоже поддался этому всепроникающему чувству.

    У Храма и по всей долине шли последние приготовления: развешивались флажки, гирлянды, фонарики. Детишки с радостным визгом носились с длинными лентами, развевающимися за спиной, как вторые крылья.

    Устанавливались столы для угощения, выкатывались из погребов бочки с вином, повара колдовали над кастрюлями и сковородами, на столах, на белоснежных скатертях выставлялись огромные блюда с фруктами… Все были при деле, а я ходил вокруг и, как Старейшина, всё проверял. После семи часов на солнце с самого раннего утра у меня просто начала кружиться голова от всех этих предпраздничных звуков и запахов, Верховный Священник заметил моё состояние и отправил меня отдохнуть, а сам продолжил проверку.

    Я позволил себе немного расслабиться в одном из горячих источников, потом окунулся в ледяную воду водопада. Моя усталость мгновенно слетела прочь, словно я прекрасно выспался и отдохнул.

    Я переоделся в свой праздничный костюм глубокого тёмно-синего цвета с серебром, волосы собрал сзади синей лентой, а вот с чёлкой ничего сделать не смог, поэтому она осталась падать мне на глаза, как обычно.

    В назначенное время я уже стоял у крыльца, ожидая Филию, но она задерживалась. И вдруг в последний момент, когда я уже начал волноваться,  появилась она…

    Филия была просто обворожительна в длинном алом платье с тончайшими белыми кружевами. Бретели платья были чуть приспущены, открывая округлые плечи, лиф её платья, с красивым вырезом, был украшен маленькими красными розочками. Её руки были до локтя затянуты в иссиня-белые перчатки, а в волосы были вплетены маленькие розочки. В этом платье девушка выглядела гораздо старше, чем при нашей первой встрече.

    Сейчас она была более… женственной…

    И эта женственность пробуждала у меня внутри нечто непривычное…

    -Простите меня, Милгасия-сан, - опустила голову. – Я опоздала только по собственной вине… Надеюсь я…

    -Вы вовремя, - успокоил её я, справившись с собой. – Мы не опаздываем, всё в порядке. Возьмите меня под руку…

    Девушка подплыла ко мне и мягко взяла меня под локоть. Я улыбнулся ей:

    -Мы переместимся…

    И мы переместились.

    Оказалось, что мы действительно вовремя.

    Верховный Священник ещё только вывел на помост свой хор храмовых певцов, которые должны были восславить Сейфида, Господа нашего, и призвать священный свет. Все замолкли. И хор запел.

    Серебристо-хрустальные матовые голоса тончайшими струнами натянулись между небом и землёй…

    Это было прекрасно. Как всегда прекрасно, но сегодня мне казалось, что всё совершенно особенное, что пели они восхитительно, затрагивая некие глубины моей души, до которых раньше они просто не могли дотянуться своими голосами…

    А Филия стояла рядом, и я чувствовал, как из глубины её души идёт отклик на слова и музыку. То же происходило и с другими, но их ощущения были не столь сильны, как переживания девушки. Гимн объединял всех в редкостном единодушии, сотни мыслей устремлялись ввысь, соединялись в едином порыве руки, сплетались голоса… А тёплая ладонь девушки все ещё покоилась в сгибе моего локтя, а сама девушка стояла настолько близко… что я… и…

    И Святой Свет воссиял!!!

    Все замерли, а потом разразились приветственными криками. Я повернулся к Филии и заметил, что она украдкой вытирает слёзы кружевным платочком. Поэтому я ненадолго отвернулся, а потом предложил девушке подойти к хормейстеру. Она горячо поддержала эту идею (и голос её при этом задрожал), и вскоре Верховный Священник раскланивался с Филией. Я представил их друг другу, как и полагается.

    -Ах, выступление вашего хора… это было так прекрасно!!! – произнесла она, и её голос вновь дрогнул, а на глазах показались слёзы.

    -Не плачьте, леди, - сказал растроганный Священник, сжав её руки. – Я рад, что Свет живёт в вашем сердце… Но не стоит плакать, сегодня праздник! Сегодня надо радоваться!

    И он повёл нас к столам.

    Там уже располагались приглашённые. Их разноцветные праздничные одежды создавали впечатление огромного цветочного луга с небольшими островками снега: это сидели старики, носящие чисто белые одеяния. Среди них был и мой дед, он заговорщицки подмигнул мне и кивнул Филии. Верховный Священник представил Филию всему собранию. И её очень тепло приняли. Каждый желал познакомиться с милой и красивой девушкой, угостить её чем-нибудь: кто-то подал ей в руки бокал с вином, и стоило драконице хоть немного пригубить «за знакомство», как ей тут же подливали снова.

    В общем, праздник начался и шёл своим чередом.

    Дальше были конкурсы певцов, музыкантов и танцы: танцоры в драконьем облике выписывали в небесах сложнейшие фигуры, призывая разноцветные молнии, пробегающие по их крыльям. Другие танцоры, на земле, радостно кружились, взявшись за руки.

    Неподалёку от столов удобно расположились несколько менестрелей. Двое были из гор Катаахто и один - из другого клана, с которым мы были долгое время разлучены.  Барды соревновались в исполнении старинных баллад и гимнов и собрали вокруг себя довольно много слушателей, которые, хлопая в ладоши, подпевали, слыша любимые мотивы. Иногда менестрели играли вместе, иногда – по очереди, но они были настолько искусны, что всех их номера пользовались неизменным успехом.

    Кто-то пел, кто-то играл, кто-то музицировал. Вокруг были радостные лица, смех и веселье. Многие развлекались, как дети, ведь строгие рамки приличий ненадолго, на один вечер, переставали быть такими строгими. Верховный Священник и дед увлечённо спорили, разглядывая хлопушки. Один из внуков деда, запросто вступив в общий разговор (в другой раз это было бы неслыханной дерзостью), потянулся к хлопушкам и тут же одну использовал: громкий хлопок и посыпавшийся серпантин не вызвал ничего иного, кроме радостного смеха.

    Мы с Филией же вдохновенно кружились с другими парами под одну из танцевальных мелодий. Девушка держалась за мой локоть, прижавшись ко мне всем телом.

    Всё-таки большинство присутствующих было ей не знакомо, поэтому она продолжала чувствовать себя немного скованно. Хотя это длилось недолго…

    Ночь была полна огнями, но для меня их было вдвое больше: тот свет, что отражали глаза Филии, согревал мою душу… Лишь в танце я мог позволить себе прижать девушку к своей груди. И она не возражала! Филия, казалось, была счастлива, она просто порхала, словно была не в человеческом облике, а в драконьем, словно у неё были крылья… Со стороны стоящих или сидящих зрителей порой доносились восхищённые ахи, приглушённые музыкой.

    После нескольких быстрых мелодий подряд Филия несколько запыхалась… её щёки раскраснелись, грудь вздымалась, а нежная кожа покрылась бисеринками хрустального пота, но радостная улыбка не сходила с её губ… Её ощущения были настолько заразительными, что я в душе желал, чтобы праздник не кончался, чтобы эта ночь длилась и длилась. Хотя прекрасно знал, что ночь кончится, когда придёт время… Не в нашей власти его остановить, поэтому я отдался празднику, как это делала Филия…

    Когда она в танце споткнулась третий раз, я поинтересовался её самочувствием. Смущённо покраснев, девушка призналась, что, похоже, она выпила слишком много, а вино достаточно крепкое, а она редко пьёт его в таких количествах, ведь отказываться было бы неприлично и… И я предложил прогуляться.

    Всё-таки больше на празднике у меня не было никаких обязанностей, а самочувствие гости являлось для меня очень важным, поэтому мы тихонько выскользнули из толпы и улизнули прочь…

    Мы переместились, но недалеко. Чуть повыше, на верхнюю террасу, с которой открывался прекраснейший вид на долину, освещённую тысячью огней. Я привел девушку в небольшую полубеседку-полугрот, где струился прохладный чистейший ручей и свежий бриз, веющий с вечных ледников, освежал лица.

    Филия, сняв перчатки, с удовольствием умылась и присела у входа, на мягкий мох, глядя вниз. Я устроился рядом, на выступе чуть повыше.

    -Как это прекрасно! – вздохнула девушка.

    -Соглашусь, -кивнул я.

    Мы улыбнулись друг другу, словно, как старые друзья, понимали друг друга без слов, и снова посмотрели вниз. Долина сверкала, огромным драгоценным камнем, до нас доносились отголоски музыки и смеха, но здесь, в беседке, было тихо. Когда бриз затихал, я мог слышать дыхание девушки.

    Звезды и Луна совершали свой вековечный танец в небесах, рисуя бесконечные круги. Филия смотрела на небо, а Луна заливала её лицо серебром. Девушка потянулась и вздохнула. Её ощутимо шатнуло.

    Драконица, опираясь, положила руку на моё колено.

    -Ох, всё-таки я действительно выпила слишком много… - пробормотала она.

    От её прикосновения нечто горячее вспыхнуло во мне с новой силой. Но я держал себя в руках, ни один мускул у меня не дрогнул. Разве что я пару раз глубоко вздохнул.

    -Филия, простите, могу я задать нескромный вопрос? – поинтересовался я.

    Девушка, подняв голову, посмотрела на меня:

    -Конечно, Милгасия-сан, - улыбнулась она. – А какой?

    -Могу я узнать, сколько вам лет?

    -Мм… четыреста восемьдесят девять, - чуть помедлив, произнесла девушка. – Почти пятьсот, - она улыбнулась. – А почему вы спрашиваете?

    -Я был немного удивлён, что вы так реагируете на вино, но теперь я понимаю, почему… - честно ответил я. – Ведь в вашем Храме так же был запрет на спиртное до четырехсот пятидесяти лет, не так ли?

    Она кивнула:

    -Да. Верно… Не могу привыкнуть к этому напитку, мне больше чай нравится…

    В душе я был в ужасе, пусть и не показывал виду. Эта девушка была младше меня как минимум в три раза! Пусть и выглядела иначе, гораздо старше, но она же была почти ребёнком. А уж это моё пробудившееся странное ощущение внутри и смутные мысли, возникающие в голове, когда девушка даже просто касалась моей руки.

    Мне стало очень стыдно за себя, за своё поведение. Пусть Филия ничего об этом не знала, даже не подозревала, но я чувствовал себя виноватым перед ней, поэтому поспешил поддержать разговор.

    -Знаете, вы выглядите гораздо старше.

    Правильно говорят, поспешишь – Мазоку насмешишь. Я зря это сказал.

    Девушка опустила голову, её губы сжались в тонкую ниточку. В её ауре пробежали тёмно-фиолетовой трещинкой скорбь и боль.

    -Мне… - глухо сказала она. – Мне пришлось раньше повзрослеть… - и она обхватила себя руками, словно пытаясь укрыться от ледяного ветра. – Особенно теперь, когда я совсем одна…

    Она вздрогнула, когда я надел свой плащ ей на плечи, и обернулась:

    -Милгасия-сан?

    -Я вас понимаю, - я склонился над ней, положив руку ей на плечо. – Мне тоже пришлось повзрослеть раньше, чем я того хотел, раньше, чем я был к тому готов, - Филия,  не отрываясь, смотрела на меня. – Война Падения Мазоку унесла всех моих родных, как это случалось во многих семьях. Я в то время был не на много старше вас, - к сожалению, мне не удалось справиться с моим голосом, он сорвался.

    Я закашлялся, пытаясь скрыть своё смущение. Девушка накрыла мою ладонь своей:

    -Простите меня…

    -Всё в порядке, - улыбнулся ей я.

    Но всё равно некая неловкость осталась… Словно призраки ушедшей войны, когда о них вспомнили, обратили с небес на нас свои незрячие глаза… Каждый из нас погрузился в свои мысли и воспоминания…

    И потом… моя рука всё ещё лежала на её плече. Даже сквозь перчатку и плащ я ощущал тепло девичьей кожи. Филия решилась первой нарушить наше молчание:

    -Знаете, - она встала, по-прежнему держа меня за руку. – Кажется, я чувствую себя гораздо лучше…

    -Я на вас благотворно влияю? – пошутил я.

    И мы радостно, почти с облегчением, рассмеялись, неловкость улетучилась, словно её и не было.

    -Я не часто бываю на праздниках, - продолжила Филия. – Вы не против пойти ещё немного потанцевать?

    -С огромным удовольствием! – я встал. – Прошу, моя прекрасная госпожа… Если пожелаете, я буду танцевать с вами до рассвета!

    5.

    Праздник прошёл, оставив самые прекрасные воспоминания. И очередную пищу для слухов и пересудов… Некоторые заметили, что мы с Филией ненадолго исчезали, поэтому некоторые кумушки и кумовья практически нас поженили. Кое-кто толковал о скорой свадьбе, а кое-кто и о неприличном поведении и связях. А ведь эта Филия казалась такой милой! А Милгасия - вы слыхали? - не такой, как кажется… А вы слыхали, что они… И тому подобное…

    Когда Верховный Священник решил провести со мной душеспасительную беседу по поводу данных слухов, искренне желая очистить, как честь девушки, так и мою, я, кипя, выслушал все его увещевания и с возмущением, но, тем не менее, очень вежливо, опроверг все предположения. В пылу гнева, я чуть было не обозвал его самонадеянным юнцом, хотя тот был всего на полтысячи лет младше меня.

    Еле сдерживаясь, я предложил Верховному Священнику говорить обо мне что угодно и как угодно, но попросил, чтобы ни одно слово, порочащее имя Филии Уль Копт не звучало в наших горах.

    -Она – самая чистая, самая непорочная, самая невинная девушка из всех, что я встречал!!! – яростно доказывал я, уперевшись руками о столешницу, Священнику, сидящему напротив, в своём кресле.

    Тот, слегка побелев, вежливо дослушал и заметил:

    -Послушайте, Милгасия-сан, вас никто ни в чём не обвиняет, как, впрочем, и госпожу Филию. Я вам верю, всё-таки ваше слово для меня лучше всякого подтверждения или доказательства, но всё-таки… Почему вы так взволнованы, даже рассержены? – задал он мне вопрос, которого я не ожидал.

    Я остановился и перевёл дыхание. Верховный Священник был прав… Ведь я почти кричал на него…

    -Прошу прощения, - покаялся я. – Просто… просто эти слухи выводят меня из себя… Мне так трудно удержать себя в руках…

    -Все знают, что вы честный дракон, - понимающе произнес Священник. – Просто, когда я пытался искоренять эти слухи, они появлялись снова с необыкновенным упорством, будто кто-то распускает их специально. Вы не знаете, кто бы это мог быть? – ненароком поинтересовался он.

    -Разумеется, знаю, - сквозь зубы произнёс я.

    -А можно ли повлиять на это… хм… существо?

    -К сожалению нельзя, - покачал я головой. – У меня нет доказательств, что это он.

    Верховный Священник попытался возразить, что моя честь – залог моего слова – котируется очень высоко, на что я устало возразил ему, что моя честь сейчас несколько не в лучшей форме после всех этих слухов и для подобных котировок не подходит. До тех пор, по крайней мере, пока я не найду доказательства.

    Мой собеседник покачал головой и сказал, будь по-моему. На этом мы и расстались.

    Через несколько недель я получил приглашение от Филии на чай. Девушка намекнула, что побывала у меня в гостях целых два раза, а я ещё ни разу не испытал её гостеприимства.

    Я был переполнен противоречивыми чувствами. Во-первых, радостью, что удостоился этого приглашения, во-вторых, беспокойством. Как к этому отнесутся мои сородичи, я не знал.

    Поэтому я предупредил Священника, куда, зачем и на сколько времени я направляюсь, предъявил приглашение и (несколько едко) попросил, чтобы тот не дал слухам вспыхнуть с новой силой.

    -Прошу прощения, Милгасия-сан… - покачал головой Верховный Священник. – Но, похоже, вы неравнодушны к этой девушке.

    -Прошу прощения, - снова начал раздражаться я. – Но это уже не ваше дело…

    К моему удивлению он только рассмеялся и произнёс:

    -Если вам понадобится помощь, обращайтесь, мы с женой всегда рады вам помочь, особенно в таких делах…

    Я замер, глядя на него, а потом улыбнулся:

    -Благодарю за предложение, я обязательно его приму, если возникнет в этом нужда… а теперь позвольте откланяться, до встречи…

    -Удачи, - кивнул мне мой собеседник. – Хорошо вам провести время.

    Я ушёл, а у меня на уме вертелась его фраза «мы с женой». Я почувствовал себя одиноким. У этого дракона была семья. Он был не один…

    «Так что же мне мешает?» - пронеслось у меня в голове, и я вздохнул, точно зная ответ.

    Мой долг перед народом драконов.

    6.

    Выбор букета занял у меня некоторое время. Продавщица-эльф из магазинчика «Язык цветов» была весьма подкована в этом вопросе, разве что ей стоило больших усилий вытянуть из меня моё отношение к Филии. Когда я, совершено смущённый и сбитый с толку некоторыми её вопросами («Какого цвета бельё она носит?»), запинаясь и покраснев, сказал, что мы просто друзья, она понимающе посмотрела на меня и вручила букет, ранее стоявший с ярлычком «С любовью».

    Выйдя из магазина, я тут же отодрал и выбросил этот дурацкий ярлычок.

    Пресвятой Сейрю-о! Ну почему все упорно считают, что я влюбился?! Даже незнакомая продавщица цветов в этом просто уверена… Может быть, я как-то не так выражаю свои чувства? Может быть, за несколько сотен лет я разучился делать это правильно?

    Да, Филия мне нравится, она очень милая и приятная девушка, она красива, женственна, чувственна. Она так же умна, с ней интересно общаться. Но она… она же ещё так молода! Я в лучшем случае испытывал чувства старшего брата, нежели влюблённого. По крайней мере, я так думал.

    Хорошо хоть с конфетами не было никаких заминок, если бы ещё и кондитер намекнул бы мне о моей влюблённости, вряд ли мне бы удалось удержать себя в руках.

    Так я направился к домику Филии. Найти его не составило труда. Девушку знали все в городе. Я этому очень удивился, когда практически первый встречный указал мне дорогу, хотя я оказался на другом конце города. Мне любезно пояснили, что магазинчик Филии знаменит по всему континенту, а девушка («Красотка она, верно же?») – краса и гордость этого города. Милую и добрую Филию все просто обожали, хотя она иногда сердилась («А в гневе она страшна! Говорят, что она в одиночку, собственноручно выкинула десятерых воров из своего магазинчика!!! Представляете, как она взбесилась?!!» - сообщил мне словоохотливый прохожий). Похоже, никто не знал, что Филия – дракон, что ж, возможно ей так лучше, проще жить среди людей.

    -А вы ей кем приходитесь? – внезапно поинтересовался прохожий, глядя на букет и конфеты. – Очередной жених?

    «Очередной»??? Хм…

    Я закашлялся:

    -Нет, вовсе нет, - поспешил его уверить я. – Я просто друг семьи… - и я поспешил в указанном направлении, провожаемый взглядами прохожих…

    Так вот, вскоре я уже стоял перед крыльцом довольно большой лавки. На дверях висела табличка: «Закрыто!», и изнутри не доносилось ни звука. Но на самом деле всё было не так уж тихо! Астрал кипел и пылал, булькая от чьего-то гнева!!!

    Я испугался за Филию… Что же могло там происходить?! Не обращая внимания на табличку, я открыл дверь и очутился в водовороте эмоций! Они были почти осязаемыми, воздух практически искрился! Еле ориентируясь в вихревых потоках, я миновал какую-то комнату и вошёл в… по-моему, это была кухня… и застал там совершенно удивительную сцену, настолько удивительную, что у меня мороз пошел по коже…

    За столом, закинув ногу на ногу, сидел Кселлос (!!!) и преспокойно пил чай, напротив него стояла взбешенная Филия, которая и была источником всего окружающего нас гнева. Кселлос, этот мерзавец, просто наслаждался происходящим, и к тому же, он же это и провоцировал, я заметил несколько тонких усиков тёмной силы, дотрагивающихся до ауры девушки, и своим прикосновением призывающие ещё большую её ярость.

    -Кселлос! Выметайся!!! – сдавленным голосом произнесла Филия.

    -Боооже! – протянул тот, отняв чашку от губ. – Почему ты всегда так грубо обращаешься со старыми знакомыми? Я же всего-навсего зашёл попить чаю!

    Отложив на ближайший стул букет и конфеты, я поспешил к Филии:

    -Вы в порядке?! – обеспокоено спросил я, дотронувшись до её плеча, и попытался встать между Филией и Кселлосом так, чтобы его тёмная сила не достигала девушки, тот это заметил и приоткрыл глаза, но мне было не до него…

    Филия вздрогнула от моего прикосновения и обернулась… В её глазах заплескался страх:

    -М-милгасия… Милгасия-сан… вы… - астральный вихрь мгновенно исчез…

    -Вы в порядке? – повторил я. – Успокойтесь, пожалуйста…

    Девушка кивнула… Её губы дрогнули, словно она пыталась что-то сказать, а потом девушка внезапно прижалась ко мне, уткнувшись лицом мне в грудь, и горько расплакалась… Я на мгновение опешил, а потом мягко приобнял её за плечи:

    -Ну, что с вами?

    -Пристаёт… - глухо всхлипнула девушка. – Он ко мне… пристаёт… дразнит специально… - моя рубашка медленно промокала…

    Кселлос захихикал:

    -Милгасия-сан, впервые вижу вас в таком амплуа… Вождь народа превратился в носовой платок… - видя, что мы оба его игнорируем, он продолжил, поставив чашку на стол. – А я-то всё думал, - от каждого его слова Филия едва ощутимо вздрагивала, я успокаивающе гладил её по плечу, - К чему наша золотая драконочка так усиленно готовится? Новое платье, пирог и самый лучший, дорогой чай… А это оказывается свидание… Пожалуй, я вас покину… Жаль, конечно, такая милая сцена… Но, как говорится, третий – лишний… - хихикнув напоследок, он растворился.

    -Кселлос ушёл, - тихо сказал я девушке. – Может быть, вам лучше присесть?

    Ещё немного Филия постояла, держась за мой плащ обеими руками, её дрожь улеглась, и всхлипывания затихли.

    -Простите меня, пожалуйста, - попросила она, вытирая последние слезинки. – Я была просто вне себя, не могла сдержаться…

    -Всё в порядке, - сказал я, выпуская её из объятий. – Вам лучше?

    Девушка кивнула и улыбнулась:

    -Спасибо большое за помощь.

    -Кстати, - вспомнил я. – Это – вам, - и указал на принесённые мной подарки, которые лежали на стуле.

    Девушка просияла… На её заплаканном лице улыбка выглядела, как солнечный луч, пробившихся из-за туч. Она взяла букет и обернулась ко мне:

    -Это… для меня?

    -Разумеется, - кивнул я.

    -Надо поставить их в воду… - озаботилась девушка. – Прошу, проходите в гостиную, там уже накрыт стол… Всё-таки кухня это не место для встречи… Я сейчас присоединюсь к вам… Прошу…

    Я последовал этому любезному приглашению. И, как ни странно, я оказался в гостиной не один. На диване сидел маленький мальчик, с виду не больше полутора лет, его изумрудные волосы были аккуратно причёсаны, рубашка застегнута на все пуговицы, а штанишки идеально отглажены. Взгляд янтарных глаз был мудр не по летам, а аура была явной аурой молодого дракона.

    -Ти Мильгасия? – придирчиво оглядывая меня, спросил ребёнок.

    -А ты – Вальтерия, - присел я на корточки перед ним. – Филия рассказывала о тебе… Вот оказывается ты какой.

    -Филия – моя мама! – серьёзно предупредил меня мальчик. – Моя!

    -Конечно, твоя! – удивлённо подтвердил я. – У меня была моя мама…

    -Била? – Валь склонил голову на бок.

    -Да, - кивнул я. – Она отправилась на небеса… К Пламенному дракону…

    -Умилла? – уточнил Вальтерия.

    -К сожалению, да, - пришлось признаться мне.

    -Филия – моя мама, - повторил мальчик. – Не твоя.

    -Я понял, - подтвердил я. – Обещаю, что не буду претендовать на Филию, как на маму…

    -Ну, смотли… - мальчик прищурил янтарные глаза.

    Я еле сдержал улыбку. Этот слишком серьёзный ребёнок просто меня не понял бы, поэтому я просто поднялся на ноги и огляделся. Уютная гостиная была со вкусом обставлена мебелью из золотистого дерева, что придавало ей солнечный, радостный вид. Над бюро висела странная картина: во вспышке света высокий мужчина со светящимися крыльями смотрит через плечо на зрителя. Она, казалось, была написана глазурью на глине, чем очень меня заинтересовала. Посередине комнаты располагался накрытый стол. Вальтерия смотрел на меня снизу вверх и, наконец, заключил:

    -Ты осень больсой. Ты сильный, да? – спросил он.

    Я пожал плечами:

    -Наверное, да…

    -А моя мама самая класивая! – видимо, чтобы я не загордился, добавил Валь.

    Похоже, у ребёнка был просто талант спускать с небес на землю. Я улыбнулся:

    -Это верно, ты абсолютно прав.

    -Тебе она нлависа? – улыбнулся мне в ответ Вальтерия.

    Я замер. Вот уж не думал, что этот ребёнок умеет улыбаться. А уж тем более такого вопроса от него я не ожидал.

    -В общем-то, да, - подумав, заключил я. – Она добрая, милая, симпатичная, - тут я немного покривил душой… Филия была не просто симпатичная, она было красивая... очень... - Да, она мне нравится.

    -Мне тозе, - улыбка мальчика исчезла, словно её и не было.

    Я не знаю, сделал ли я что-нибудь не так, но я так этого и не узнал, потому что вошла Филия с вазой в руках. Девушка умылась и теперь просто сияла. Обернувшись на мальчика, я заметил, что он просто не может оторвать от Филии глаз. Ваза была поставлена на изящное бюро рядом со стопкой бумаг.

    -Прошу, присаживайтесь к столу, - пригласила Филия, и мы с Вальтиерией воспользовались приглашением.

    Я сел напротив девушки, а мальчик ничтоже сумняшеся залез ей на колени и удобно устроился там, пристально следя за каждым моим движением и взглядом. Филия смутилась и извинилась, а мне пришлось с самой искренней улыбкой заявить, что «всё в порядке», хотя под строгим надзором Вальтерии мне было несколько неуютно.

    Слава всем богам, через некоторое время его внимание смягчилось, мальчик позволил мне разговаривать с Филией, словно решил для себя, что я не несу угрозы для девушки.

    Время текло незаметно, мы болтали о драконьих традициях, спорили о религии, перепробовали все конфеты, которые я принёс. И Филия, и Вальтерия остались от них в восторге.

    Когда заходящее солнце коснулось крыш соседних домов, Вальтерия заснул у девушки на руках. Я снизил голос до шёпота и кивнул на мальчика. «Я уложу его… Хорошо? – мысленно передала мне Филия. – Я скоро вернусь…»

    «Конечно!» – кивнул я.

    Она медленно встала и, взяв малыша на руки (он что-то протестующе промычал, но не проснулся), пошла к лестнице на второй этаж. А я поднялся из-за стола и подошёл к картине, которая ранее меня заинтересовала. Это и в самом деле была глазурь и глина. Стиль рисунка был похож на стиль Филии, те же тонкие, изящные линии, выразительный рисунок, какая-то объёмность и воздушность во всем изображении. Я особенно обратил внимание на глаза изображённого мужчины… В них была вселенская скорбь, удивительно, но художнице удалось передать это выражение… Оно было настолько живым, что я не смог долго смотреть мужчине в глаза и опустил взгляд. Не иначе, как само Провидение заставило меня сделать это… Я сначала и не понял, что так привлекло меня в бумагах, лежащих на бюро. Вскоре я понял, что вижу знакомый почерк.

    Дед!

    Я удержался от того, чтобы взять письмо и прочитать его полностью. Я всего лишь пробежался глазами по строчкам. То, что я увидел, заставило меня вскипеть. Дед прямым текстом, понятное дело с всякими общепринятыми этическими завитушками, благодарил Филию за то, что по его просьбе заставила (!!!) пробыть меня на празднике больше обычного (я, видите ли, обычно сбегал с торжества после его начала), немного расшевелила такого холодного дракона, как я (буквально: «наш айсберг»), писал, что она мне очень понравилась, но я слишком стесняюсь, чтобы признать это. Так же дед намекал невозможное развитие отношений в сторону…

    Дальше мне дочитать не удалось, потому что я услышал лёгкие шаги: девушка возвращалась обратно. Я вскинул голову и снова посмотрел на картину. Шаги приблизились и остановились почти у меня за спиной.

    -Кто это? – спросил я.

    -Вальгаав, - тихо произнесла Филия.

    -Полумзоку-полудракон? – уточнил я. – Это им был Вальтерия?

    -Да…

    -У него такие грустные глаза… Скажите, почему вы нарисовали его именно так?

    Филия помолчала.

    Я обернулся к ней, по щекам девушки катились слёзы. Второй раз за день. Я еле сдержал желание снова обнять её, чтобы успокоить.

    -Он мне снился… в самом начале… Тогда, после победы на Даркстаром… Я не могла спать, я видела одно и то же каждую ночь… Поэтому я нарисовала его, я вылила свой сон на глину… он мне больше никогда не снился…

    -А Вальтерия? Он это помнит? То, как был…

    -Нет! – резко прервала меня девушка. – И никогда не вспомнит! Он – другой! У него другая жизнь, другая семья! Он – переродился!

    «Может, мне тоже переродиться, чтобы получить семью?» - грустно пронеслось у меня в голове.

    -Простите… - извинился я, - Мне не хотелось вас расстраивать. Просто эта картина привлекла моё внимание…

    -Вы, наверное, думаете, что я – плакса? – вытирая слёзы, поинтересовалась Филия.

    -Вовсе нет, - покачал я головой и решился: осторожно взяв девушку за плечи, привлёк её к себе.

    Она на мгновение замерла, а потом обняла меня за талию.

    -Я правда не плакса, - тихо произнесла она. – Просто мне так тяжело… так тяжело порой всё это вспоминать… И даже не с кем поделиться… Лине и её друзьям самим больно вспоминать об этом, с Кселлосом не поговоришь – он меня постоянно дразнит, - я затаил дыхание, Филия видимо это почувствовала и пояснила: - Он взял за привычку появляться в моём домике и дразнить меня… Я взяла с него слово, что Валя он не тронет… пусть лучше дразнит только меня… и… пока он его держит, но говорить о происшедшем с ним я не буду… а с Валем… я не могу этого сделать и не буду… Я так хочу, чтобы он был счастлив, рос нормальным ребёнком, чтобы у него были друзья… И они у него есть… а мне… Мне иногда так тяжело… - повторила она.

    -Если хотите, можете рассказать мне, - предложил я.

    Всё-таки одной из моих обязанностей была и такая помощь: выслушать, утешить, посоветовать…

    Филия подняла голову и взглянула на меня. Очень долго мы так простояли, глядя друг другу в глаза. Наконец, она кивнула:

    -Хорошо…

    Мы расположились на небольшом диване, напротив бюро. Филия держала меня за руку, но на меня не смотрела. Её взгляд был устремлён в неведомые мне доселе дали прошедших времён. Головкой девушка прислонилась к моему плечу (я снова ощущал её тонкий запах), и рассказывала, рассказывала, рассказывала то, как всё было на самом деле… она не щадила ни себя, ни других… Ни слова лжи или лукавства не слетело с её губ, я словно был рядом с ней, переживая всё, что пережила она. Ярость Вальгаава, коварство Кселлоса, ум Зелгадиса, силу Гаурри, оптимизм Амелии и мудрость Лины… Я словно своими глазами видел странных Богов и Мазоку иного мира.

    Солнце давно село…

    В комнате сгущались тени, набирая силу по углам, а мы сидели без света, уже молча, думая каждый о своём. Я и не подозревал, какой ценой далась эта победа. Да, я знал, что лёгких побед не бывает, но во что обошлась это победа лично Филии… И, похоже, раны её души были слишком свежи…

    Я посмотрел на неё. Девушка взглянула на меня в ответ… Наши лица были так близко, что я мог чувствовать её дыхание на своей шее… тёплое девичье дыхание… Мне, чтобы отвлечься, пришлось нарушить тишину:

    -Филия… я и не дулал, что всё было так… Но как вы? Вам лучше?

    Девушка кивнула и улыбнулась:

    -Спасибо большое, - она сжала мою руку. – Спасибо, что выслушали… Мне… мне словно камень с души свалился, я почти пять лет ни с кем об этом не говорила…

    Она слегка приподнялась и поцеловала меня в щёку.

    -Спасибо… - прошептала она.

    Я почувствовал, как кровь прихлынула к моему лицу, хорошо, что было темно. Мне стоило больших усилий убедить самого себя, что это – невинный, дружеский поцелуй… Ведь именно таким он и был!

    Мы ещё немного посидели молча, а потом я мягко намекнул, что солнце уже село, мне пора, в Храме у меня есть ещё дела…

    -Уходите? – обеспокоилась девушка. – А вы… могли бы остаться на ночь, всё-таки… - и она замолчала, страшно смутившись, наверное, она решила, что я могу понять её не так, как ей бы хотелось, поэтому быстро добавила. – Понимаете… Я имею в виду, что…

    -Всё в порядке! – улыбнулся я. – Между прочим, вы тоже ускользнули в прошлый раз, когда я предлагал вам остаться! – шутливым тоном произнёс я.

    Девушка успокоилась, она теперь знала, что я всё понял правильно.

    -Прошу меня простить, - я поднялся. – Но мне и самом деле пора…

    -Конечно, - Филия поднялась следом. – Спасибо огромное, что пришли… и что выслушали меня…

    -Не за что, - поклонился я.

    -Заходите ещё, - ответила девушка на мой поклон. – Удачи вам.

    -До свидания, - кивнул я и переместился.

    0

    2

    7.

    А на другой день, с утра пораньше, в горах Катаахто случился крупный скандал. В нём участвовали только лишь два дракона, но по интенсивности он был подобен урагану. Поймите меня правильно, наше воспитание не позволяло нам кричать друг на друга, а так же я просто не мог повысить голос на старшего, но астрал кипел и булькал. Пусть в пределах только одной комнаты (нечего из дома сор выносить), но обоим участникам пришлось сильно постараться удержать себя в руках.

    И как вы уже догадались, этими драконами были мы с дедом.

    Так вот, с утра пораньше я заявился к нему домой, дед сделал вид, что очень удивлён моим прибытием, гостеприимно предложил чаю, я так же вежливо отказался и сказал, что нам надо поговорить. Дед рассыпался в уверениях, мол, всегда к твоим услугам, внучек, но начал подозревать неладное.

    Когда дверь за мной закрылась, и мы расположились в гостиной, я взял быка за рога: с ходу заявил деду, что такого заговора против меня, такого предательства от него не ожидал!!! И под пристальным взглядом старика выложил ему всё на духу, всё, что я обдумал за ночь, вылетело из меня в одно мгновение. Разумеется, я не сказал ни единого грубого слова, но дед сидел обиженный и расстроенный, словно его поймали за чем-то недозволенным.

    Я и не думал, что во мне может накопиться такое раздражение, потому что поток моих слов не иссякал… При чем, чем больше я говорил, тем больше распалял свою ярость. Когда я начал повторяться, старый дракон вздохнул и заклинанием закрыл мне рот. Я возмущённо замычал, но дед заставил меня сесть и замолчать окончательно.

    -Послушай-ка, Милгасия, - устало начал он. – Я понимаю твоё возмущение, но я поступаю так, как будет хорошо для нас всех!

    Я расправился с заклинанием и ядовито (ненавидя за это самого себя) произнёс:

    -Да неужели!

    -Именно так, - подтвердил дед. – Ты давным-давно уже не маленький мальчик, надеюсь на твое благоразумие, которое ты всегда проявлял, ты меня поймёшь.

    -Уж постараюсь! – снова вставил я.

    Старик вздохнул и покачал головой:

    -Выслушай меня, не перебивая, будь так любезен…

    Я скрестил руки на груди, пронизывая его взглядом.

    -Как ты знаешь, - начал он, немного помолчав, - До Войны Падения Мазоку, я состоял в совете Целителей – этот орден объединял всё кланы драконов. Раз в году, иногда чаще, мы собирались и обсуждали различные проблемы, решая их. Там я познакомился с Базаардом Уль Копт, отцом Филии. Наше знакомство было продолжительным, мы оба поплясали друг у друга на свадьбах, очень долгое время переписывались, встречались, общались… до тех пор, пока не был воздвигнут барьер Мазоку, отгородивший наш клан от остального мира. Тысячу лет у меня не было связи ни с Базаардом, ни другими моими товарищами из других кланов. После того, как барьер был снят, я начал возрождать старые контакты, откликнулись не все, но многие. Одним из них был Базаард. Он писал, что ощущает дыхание близкой смерти, хотя был гораздо моложе меня, и просил позаботиться о своей дочери, ибо чувствовал некую огромную опасность, нависшую над ней. Разумеется, я пообещал ему это, но не переминул спросить: в чем же дело? Базаард сказал, что мы скоро сами всё узнаем, а потом случилось пришествие Даркстара. Как ты помнишь, клан Карю-о попросил нас не вмешиваться в войну пришельцами, а от Базаарда пришло последнее письмо, он прощался и снова напоминал о моём обещании. Ты сам знаешь, что случилось с этим кланом… - дед помолчал. - После войны я с трудом разыскал Филию и написал ей письмо. О том, что её отец был моим другом и просил присмотреть за ней. Девушка обрадовалась, мы с ней переписываемся уже почти два года… А потом… потом в моих снах начал появляться Базаард. Помимо того, что я самый старый дракон гор Катаахто, неплохой целитель, так я ещё и вижу вещие сны, ты знаешь об этом. Иногда я ошибаюсь… Единственно мои ошибки происходят от неверного толкования снов. Но в этот раз я не ошибся… Базаард просто кричал, умолял помочь его ребёнку, настаивая, что она в страшной опасности, в беде, к тому же эта её проблема может повлиять на нас всех страшнейшим, ужаснейшим образом!!! И так было каждую ночь… Я спросил Филию, не заботит ли её что-нибудь, с большим трудом я вытянул из неё, что Кселлос просто достаёт её…

    -Так ты знал про него?! – вырвалось у меня.

    -Вы встречались? – дед нахмурился.

    -Да, он как раз дразнил Филию…

    Старик поджал губы, покачал головой и продолжил:

    -Я предложил девушке перебраться поближе к нам, чтобы Мазоку не шныряли вокруг неё. Филия попыталась обойти эту тему… Мне кажется, что ей нравится жить в человеческом городе, заниматься фарфором и его продажей… Когда во сне я спросил Базаарда та ли эта угроза, он ничего не сказал, лишь снова начал меня умолять спасти его дочь. Я подумал, что можно будет свести девушку с кем-нибудь из наших гор, чтобы она сама хотела здесь поселиться, и тогда мы смогли бы решить её проблему сообща…

    -И тебе под руку попался я? – в моём голосе снова проступила язвительность.

    -Не совсем, - покачал головой старик. – Я долго думал, кто может… Кто действительно может помочь в этом, и единственный дракон, подходивший для этого дела, – был ты. Ты добр, умён, красив, хорошо воспитан, нравишься девушкам… И ведь не так уж я ошибся, - рассмеялся дед, глядя на моё недовольное лицо. – Филия не так давно по секрету призналась мне, что ты – очень милый и приятный дракон, что ты ей нравишься. Даже Базард в моих снах не возражает против ваших контактов. И, похоже, Филия тебе самому мила не меньше… Я прав?

    Я как можно более безразлично пожал плечами:

    -Возможно.

    -Милгасия! – внезапно голос и взгляд деда приобрели алмазную твердость. – Милгасия, слышишь меня, ты должен!!! Должен найти опасность, грозящую Филии!!!

    Я закашлялся:

    -Почему я?! Ведь именно тебя просили позаботиться об этой девушке!

    -Знаешь, есть вещи, которые я могу сделать, и вещи, которые не могу. Я не могу найти опасность… Филия, похоже, сама ни о чем таком не подозревает, я не могу узнать от неё, как ей помочь. Я знаю, что опасность существует… Милгасия, ты должен перестать искать способ остаться в одиночестве до конца своих дней! Думаешь, я не вижу, что происходит с тобой? Перестань прятаться в своём панцире в одиночестве, отговариваясь тем, что долг перед драконами превыше всего, помоги Филии, ведь он так нужна тебе!!!

    -Дед, ты думаешь, что после всего, что ты наворотил, особенно после всех этих идиотских слухов, после попыток свести меня с Филией, я буду тебе помогать?!

    -Да! – кивнул старик.

    -Почему?! – поинтересовался я.

    -Потому что ты её любишь, - сказал старый дракон. – Как бы ты это ни отрицал, ни пытался себя переубедить, всё равно ты не сможешь теперь бросить её в беде. К тому же она совершенно неповинна в моём небольшом заговоре, она ничего не знает и искренне считает, что просто помогала мне расшевелить стеснительного внука.

    На это мне нечего было сказать…

    Я был в обиде на деда и совершенно не желал выслушивать его просьбы…

    Но он говорил искренне…

    А вдруг Филии и правда угрожает опасность?

    Я заколебался.

    Дед молчал, ожидая моего ответа, как приговора.

    -Я… подумаю, - наконец выдавил я.

    Дед просиял и, схватив мою руку, так радостно пожал её, словно я как минимум согласился на немедленное воскрешение Сейфида…

    -Милгасия, ты увидишь, что я был прав! – воскликнул он.

    -Но это не значит, что я тебя уже простил! – осадил его я.

    -Ничего страшного! – отозвался дед. – Главное: помоги ей!

    Мы ещё немного пообщались, дед подробнее рассказал о своих снах и разговорах с Базаардом. Я спросил, почему именно таким способом дед решил свести меня с девушкой (попутно, чуть не сведя меня с ума)? На что он ответил, что так – интереснее! Интрига, тайна, слухи!!! И что я должен раскрыть тайну… Просто должен… Я закатил глаза, а дед радостно захихикал…

    Расстались мы с дедом почти по-дружески.

    Почти, я всё ещё не мог его простить. Но дед знал, что деваться мне некуда. Рано или поздно мне придётся это сделать.

    Хотя, сейчас голова у меня была занята совсем другим: Филией.

    Слова и сны деда меня сильно обеспокоили. Помнится, он вечно предсказывал неприятности таким образом и ни разу не ошибся. Особенно меня заинтересовали его слова, что опасность, грозящая девушке, может аукнуться для нас всех. И мой долг перед народом драконов просто не мог позволить мне это игнорировать.

    Что до моей любви к Филии (из-за которой я якобы решился на данный подвиг), я решил, пусть остальные думают и говорят по этому поводу, что хотят… В своём отношении к Филии я разберусь сам, без чьего-либо давления и вмешательства со стороны.

    Так несколько дней я не находил себе места, обдумывая, как бы потоньше подойти к вопросу, стоящему предо мной. Не мог же я заявиться к девушке домой и начать выяснять, в чем заключаются её проблемы. Это было бы просто неприлично. Повод представился совершенно случайно: один из внуков деда расколотил Священный сосуд… А я совершенно случайно знал, кто может искусно сделать новый… И Верховный Священник с радостью одобрил это.

    8.

    Филия с удовольствием согласилась на эту работу. Только она попросила послать кого-нибудь из Храма самому принести изображение нужного кувшина. Она не могла отлучиться: маленький Валь простудился, поэтому девушка все время проводила дома, ухаживая за мальчиком. Верховный священник отказался отнести чертежи, объясняя это невероятной занятостью, дед вообще куда-то запропал, разыскивая какие-то редкие травки, его напортачивший внук сидел под домашним арестом, а остальные внуки его то дразнили, то утешали, в общем, постоянно находились рядом и никуда идти не хотели.

    И чертежи пришлось нести мне.

    Не то чтобы я сильно возражал (хотя, посещение ремесленников не входило в обязанности Старейшины гор Катаахто, но я был одним из хороших знакомых Филии, следовательно, идти должен был я), просто волновался… Я не хотел, чтобы Филия догадалась о главной причине моего визита.

    На мой стук дверь открылась сама, впустив меня в дом.

    Девушку я нашёл на кухне, у плиты, она готовила молоко с мёдом и пряными травами. Густое варево пахло настолько восхитительно, что я невольно проглотил слюнки. Филия обернулась и приветливо улыбнулась, стряхивая жемчужные капельки пота со лба.

    -Добрый день! – поклонился я.

    -День добрый! – ответила она.

    -Надеюсь, я не помешал? – следуя этикету, осведомился я.

    -Ни в коем случае, - девушка отвернулась к плите, помешивая содержимое маленькой кастрюльки. – Только подождите немножко, я приготовлю горячее питье для Валя и мы сможем поговорить. Присаживайтесь… Или если хотите, подождите меня в гостиной… хорошо? – она просительно посмотрела на меня.

    -Разумеется, - склонил я голову и вышел с кухни.

    Я думал, что в гостиной не будет соблазнительного терпкого запаха, но я ошибся: тот пропитал весь дом. Ждать мне пришлось недолго. Вскоре ко мне присоединилась Филия. Я вручил ей скромный, но милый букетик и постарался как можно скорее перевести разговор на дела. Филия не возражала, поэтому довольно быстро мы сели за стол и, разложив перед собой чертежи и наброски, обсуждали будущий Священный сосуд. Девушка была немного не собранна, порой отвлекалась, прислушиваясь, не встал ли Валь, не кашляет ли, как он себя чувствует…

    -Филия, если вам тяжело заниматься нашим заказом сейчас, то мы могли бы отложить это… Священный сосуд не понадобится нам до самого Дня Сейфида, а это середина зимы, времени ещё много… - искренне переживая за неё, предложил я, положив свою ладонь на её.

    -Простите меня, - расстроено сказала девушка. – Я так волнуюсь за Валя… он никогда раньше не болел…

    -Это единственное, что вас заботит? – поинтересовался я.

    Девушка, закусив губу, посмотрела на меня расширившимися глазами:

    -Р-разумеется, - запнувшись, произнесла она и попыталась вытянуть свою ладошку из-под моей. – У меня… у меня всё в порядке…

    -Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь? – чувствуя её неловкость и неуверенности от моего вопроса, предложил я, не позволяя её руке ускользнуть.

    -У меня всё в порядке… - почти прошептала девушка, отведя взгляд.

    -Божже-божже! О времена! О паденье нравов!!! Золотой дракон готов солгать!!! – внезапно раздался ещё один голос, от звука которого мы оба вздрогнули. – Привет, сладкая парочка! – ухмыльнулся Кселлос, появляясь на соседнем стуле.

    От его слов мы оба вспыхнули:

    -Я не лгу! – рассердилась Филия.

    -Мы не парочка! – в один голос с ней ответил я.

    -Да неужели? – промурлыкал он, обращаясь к нам обоим. Правая бровь Кселлоса вопросительно изогнулась.

    Девушка залилась краской и опустила голову, я с каменным лицом поджал губы и скрестил руки на груди. Кселлос ухмылялся. Мы молчали… Пауза затягивалась…

    Внезапно от двери донесся странный звук, как будто кто-то подавился, и мы все трое обернулись. Прислонившись к косяку, стоял Вальтерия, одетый в ночную рубашку с жёлтыми солнышками. Он сердито смотрел на Кселлоса, а потом внезапно согнулся в кашле. Филия мгновенно метнулась к нему:

    -Маленький мой… Зачем ты встал! – девушка хотела подхватить его на руки, но Валь уклонился.

    Он вплотную подошёл к Кселлосу и, уперев ручки в бока, заявил:

    -Не смей обизять мою маму!

    -О, дорогой мой, я и не думал обижать её! – промурлыкал Мазоку, наклонившись к мальчику. – Я всего лишь удивился… Это ведь так удивительно, нэ, Филия? - обратился он к девушке. – Хотя и не новость… Помните, вы и меня однажды обманули… Там, в лабиринте…

    Девушка молча подошла к Валю и прижала его к себе.

    -Кселлос, что вам надо от Филии? – поинтересовался я, вставая.

    Валь обхватил девушку за шею и снова закашлялся. Сама драконица отступила за мою спину…

    -Ничего такого! – развёл руками Священник. – Мне просто очень интересно.

    -Что именно? – холодно поинтересовался я.

    Кселлос расплылся в улыбке:

    -О… Это секрет! Причем не мой секрет, верно, Филия? – он открыл глаза и бросил насмешливый взгляд на девушку.

    -Кселлос, прекрати, - тихо попросила она. – Милгасия-сан, не слушайте его…

    -О, конечно-конечно! Не слушайте меня, Милгасия-сан! Лучше спросите Филию и послушайте, что вам скажет она…

    -Отьстянь от мамы!!! – выкрикнул Валь, сжав кулачки.

    -Разве я к ней пристаю?! – удивился Кселлос.

    -Да!!! – одновременно вырвалось у девушки и её малыша.

    -Ах, простите меня великодушно! – Кселлос откровенно забавлялся.

    -Что здесь происходит? – обернулся я к Филии.

    Она стояла, прикусив губу, а Валь успокаивающе гладил её по щеке. Мальчик бросил на меня возмущённый взгляд, и я невольно улыбнулся:

    -Впрочем… всё в порядке… если не хотите, можете не отвечать.

    -Разумеется, можешь не отвечать! – раздался за моей спиной голос Кселлоса. – Просто однажды Милгасия узнает обо всём сам. Представляешь, как будет забавно? Зачем же сейчас что-то рассказывать? Ты испортишь весь сюрприз! – и рассмеялся.

    Меня начало раздражать его поведение, но я понимал, что Священник Бистмастер как раз этого и добивался, поэтому я крайне вежливо попросил его  помолчать, а ещё лучше оставить нас одних. На что Кселлос в том же тоне ответил мне не оставит нас ни за что, ему, видите ли, слишком интересно, что мне расскажет Филия.

    -Я ничего не буду рассказывать, - внезапно подала девушка голос. – Я просто покажу…

    Она была бледная, как белёный холст, словно готовилась совершить головокружительный прыжок с огромной высоты в ледяную воду. Девушка поставила Валя на ноги и неестественно выпрямилась.

    -Филия! – окликнул её я.

    -Мама! – всхлипнул мальчик.

    Девушка отступила от нас на несколько шагов.

    -Смотрите, - тихо сказала она и, сосредоточившись, закусила губу и прикрыла глаза.

    Валь обхватил меня за ногу.

    В комнате внезапно резко похолодало и потемнело… Я не сразу понял, что происходит… Но когда понял, то почувствовал ужас: аура девушки медленно темнела, окутываясь волнами тьмы, словно жутким коконом.

    -Мазоку! – неслышно выдохнул я.

    Но Кселлос меня услышал:

    -Нет… только наполовину… И наполовину – дракон… - его глаза зажглись фиолетовым светом и ярко горели в сгустившемся мраке.

    Аура Филии, став совсем тёмной, внезапно пошла яркими белыми пятнами, тьма и свет смешались, породив необычайно сильное золотое сияние, озарившее комнату.

    -Смешение силы Мазоку и Святой силы… И это… это в одном драконе?.. – пробормотал я. – Но как… как такое возможно?! Золотая магия… Как такое возможно?!

    -Меня это тоже интересует, - ответил Мазоку.

    Внезапно Филия ахнула и пошатнулась, сияние её ауры погасло. Единым прыжком оказавшись рядом с ней, я подхватил падающую девушку на руки. Бедняжка была без сознания. Я уложил её на диван. Валь заревел и, усевшись рядом с Филией, обхватил её за шею. Кселлос неизвестно когда успел принести стакан с водой…

    Общими усилиями мы привели девушку в чувство.

    Она застонала, не открывая глаз, и хрипло попросила пить. Вода была у нас наготове… Девушка обняла Валя, прижав его к себе, и провалилась в глубокий сон.

    -Ты знал об этом? – резко повернулся я к Кселлосу.

    -Не так давно обратил внимание, - серьёзно ответил он, в его глазах не было ни намёка на насмешку.

    -Почему же она не сказала об этом нам? – посмотрел я на Филию.

    -А как ты себе это представляешь? – голос Кселлоса начал сочиться ядом: - Она пришла бы к вам и сказала: «Эй, привет! А я, Золотой дракон из приличной семьи, могу призывать силы тьмы!», так что ли?!

    Я не ответил, но не мог не признать, что в его словах есть резон… Я спросил о другом:

    -Тебе нравится это?

    -Что именно? – вопросом на вопрос ответил Мазоку.

    -То, что она меняется… то, что с ней происходит.

    Кселлос долго молчал, а потом ответил:

    -Я был бы рад, появись ещё один сильный Мазоку, но я не хочу, чтобы им была Филия. Её отрицательные эмоции вкусны, не спорю… Но от того, что с ней происходит, Филия помаленьку сходит с ума… - внезапно Кселлос рассмеялся. – Не хватало нам ещё одного сильного и сумасшедшего Мазоку…

    -Можно ли её спасти?

    -Не знаю, - пожал он плечами. – Но если так будет продолжаться, я её убью.

    Валь выкрикнул:

    -Только поплёбуй! – и снова закашлялся.

    -О, божже! – расплылся в улыбке Мазоку. – да я и… ох, похоже, меня зовут. Счастливо оставаться… - и исчез.

    Валь грустно смотрел на меня.

    -Знаешь что, - улыбнулся я ему. – Давай-ка, перенесём твою маму на кровать, там ей будет гораздо удобнее.

    -Давай, - согласился Вальтерия, высвободившись из-под руки Филии.

    Я поднял девушку, а мальчик побежал вперёд меня, показывая дорогу. Мы поднялись на второй этаж, и вскоре уже Филия лежала на своей кровати. Валь забрался с ногами на покрывало и не отрывал обеспокоенного взгляда от бледного лица девушки, пока я читал заклинание, возвращающее силы. Дыхание спящей выровнялось, и ушла ужасная бледность. Теперь за неё можно было не волноваться.

    Валь с интересом посмотрел на меня:

    -А ты мозес вылетить мою плостуду?

    -Нууу… - я задумался. – Вообще-то нет такого заклинания… Но можно попробовать кое-что другое.

    -Сто именно?! – заинтересовался мальчик.

    Он весьма оживился, чувствуя, что Филии лучше.

    -Ну, во-первых, ты оденешь что-нибудь потеплее, а так же не забудь носки… ты сам справишься? – мальчик обиженно посмотрел на меня, мол, я гораздо самостоятельнее, чем ты думаешь! – А потом мы пойдем на кухню и приготовим кое-кто вкусненькое!

    -А сто?

    -Сам увидишь, - улыбнулся я. – Оденься и приходи…

    Через полчаса мы сидели за кухонным столом, болтали и уплетали горячие гренки с сыром и чесноком. Валь пил подогретое молоко, а я - чай. Потом мы вымыли за собой посуду, в смысле, мыл её я, а Валь командовал, куда ставить чистые тарелки. Вскоре мальчик раззевался: начало действовать молоко – и мне пришлось уложить в постельку и его.

    Собрав все чертежи, в беспорядке разложенные по столу, в одну стопку, я написал Филии записку, чтобы она не волновалась, извинился за то, что похозяйничал на её кухне, попросил выздоравливать побыстрее и…

    И скомкав бумажку, разорвал её в клочки.

    Нет, я просто не мог уйти, не удостоверившись, что с девушкой всё в порядке… хотя… какой уж тут порядок?… В свете последних событий…

    Я заглянул к ней в комнату и увидел, что девушка лежит с открытыми глазами. Она заметила меня и жестом попросила подойти поближе.

    -Как вы? – спросил я, присев на краешек её кровати.

    Девушка промолчала, а потом взглянула мне в глаза:

    -Я кажусь вам чудовищем?!

    -Нет, - покачал я головой. – Вы – Филия Уль Копт, Золотой дракон по рождению и по праву крови.

    -Милгасия-сан, - очень тихо и очень твёрдо произнесла она. – Обещайте, что если со мной что-нибудь случится… вы позаботитесь о Вальтерии! Пообещайте, пожалуйста! – она взяла меня за руку и сжала её. – Мне так страшно за него… Пожалуйста, не отказывайте, позаботьтесь о нём…

    -Хорошо, - кивнул я. – Только, Филия… Прошу, прежде чем я начну заботиться о Вальтерии, позвольте и вы мне позаботиться о вас…

    Глаза девушки удивленно распахнулись:

    -М… Милгасия-сан!

    -Я всей душой хочу вам помочь, девушке, к которой я небезразличен, - прошептал я истинную правду, склонившись к её уху. – Можно я попытаюсь вам помочь?

    Когда я выпрямился, то увидел, что в глазах девушки блестят слёзы.

    -Да… - прошептала Филия… - Помогите мне…

    9.

    Я остался в доме Филии на ночь.

    Теперь мне было всё равно, что могут обо мне подумать.

    В наших отношениях не было ни намёка на то, о чем могли бы посудачить кумушки. Я просто не мог оставить её одну сейчас, чтобы она терзалась оттого, что медленно, но верно становится врагом драконьего племени.

    По её мнению (как бы ей ни было больно об этом вспоминать, но я заставил девушку сделать это), перемена началась, когда для уничтожения Даркстара Филия и Кселлос призвали Святую Силу Сейфида и Силу Тьмы Шабранигдо соответственно, то Кселлос из-за большего опыта сумел отгородиться от пронизывающей мощи Света, а вот она оказалась уязвима перед всепроникающей силой Тьмы. Как бы ни была светла и чиста её душа, тёмные семена остались ждать своего часа, выпустив ростки лишь со временем…

    Тёмная сторона усиливалась с каждым прожитым днём, ведь не все они несли радость, порой приносили разочарование, а то и боль… И когда Филия поняла, что получает удовольствие от собственной боли, ей стало страшно. Тем более что она не знала, к кому обратиться за помощью.

    Почти всю ночь мы просидели без сна…

    На утро я распрощался с девушкой и Валем. Времени на поиски противоядия было мало, поэтому я не мог терять его попусту. Переместившись в горы Катаахто, я срочным вызовом призвал к себе Верховного Священника и деда. Они сами обещали мне помочь, что ж, теперь настала пора выполнять данное слово.

    Оба дракона появились с изрядным опозданием: я как раз успел выпить пару чашек крепчайшего чаю.

    -Тебе не кажется, что сейчас очень раннее утро? – поинтересовался дед после традиционного приветствия.

    Верховный Священник согласно кивнул и попытался скрыть ладонью зевок.

    -И именно сейчас мне нужна ваша помощь, - каждый из них встретил мой взгляд и нахмурился.

    -Что-то случилось? – осведомился Верховный Священник.

    -Что-то с Филией? – уточнил дед.

    -Именно, - кивнул я.

    Я предложил им чаю с печеньем и за этим ранним легким завтраком посвятил их во всё происшедшее в домике девушки. С каждым моим словом оба дракона мрачнели всё больше и больше.

    -Она теперь… наполовину Мазоку? – в голосе Верховного Священника послышалась брезгливость. – Но это же…

    -Вы обещали мне помочь! – жёстко прервал его я.

    -Вот почему её аура такого странного золотистого цвета, - задумчиво размешивая сахар, произнёс дед. – А я-то всё гадал, что за заклинание или условия жизни могут дать такой эффект… Разумеется, я помогу тебе, Милгасия. Это ужасно, чтобы с одним из нашего народа происходило подобное! Вы ведь согласны со мной? – повернулся он к Верховному Священнику.

    Тому пришлось кивнуть.

    -Может быть, это нечто вроде проклятия. Надо будет посмотреть в старинных книгах, надо найти способ снять это, пока не стало слишком поздно, - Верховный Священник потёр подбородок указательным пальцем. – Я посмотрю в храмовых записях…

    -А мы с Милгасией проверим Большую Библиотеку, - кивнул мне дед.

    -Хорошо, так и сделаем, - решил я.

    Следующие несколько недель мы, сведя свои обязанности до необходимого минимума, просмотрели тысячи старинных фолиантов по очищениям и исцелениям, но никак не могли найти ничего подходящего.

    На меня это действовало угнетающе: кошмары начали являться ко мне каждый день. Сначала малыш Вальтерия просил меня спасти Филию, потом она сама со слезами на глазах молила о помощи, а потом… Потом в моих снах появлялся Кселлос и, усмехаясь, угрожал убить девушку… В последнюю неделю сны стали ещё более жестокими: в конце Кселлос протягивал ко мне окровавленные руки и откровенно смеялся мне в лицо. «Ты не смог спасти её! Эта кровь пролилась по твоей вине!..» И каждый раз я с криком подскакивал на постели.

    Дед всучил мне какую-то успокаивающую настойку, но я не ощущал особого положительного эффекта от данного снадобья, разве что засыпал я мгновенно, вставал тяжело, но при этом продолжал видеть кошмары…

    Три дракона развили довольно бурную деятельность, все известные и не очень известные тома по Светлой, Белой и Святой магии побывали у нас в руках.

    Однажды вечером мы собрались у меня дома, мрачно попивая чай. Все молчали, говорить не хотелось, а хвастаться было не о чем. Дед от нечего делать листал Библию Катаахто, я вычерчивал на скатерти ломаные узоры, а Верховный Священник смотрел в окно, в сгущающиеся сентябрьские сумерки.

    Шелестели желтые страницы Библии, потрескивал огонь в очаге, тихо тикали ходики… Обычные, привычные звуки действовали на меня угнетающе. Хотелось всё бросить, раз уж такова судьба и ничего не изменить…

    Внезапно дед ахнул. Мы оба повернулись к нему.

    -Мы обречены… - умирающим голосом произнёс дед, и у меня внутри всё оборвалось…

    Если уж и непоседливый старик признался в нашей полной беспомощности… Я почувствовал, как холодеет моё сердце…

    -Я пошутил, - внезапно улыбнулся дед.

    -Не шутите так! – в один голос закричали мы с Верховным Священником. – Что вы придумали?! Не томите! – наконец-то мы вспомнили про эту его гадкую привычку пугать окружающих… К тому же эта привычка оказывалась порой такой заразной…

    -Ну, хорошо, - пожал плечами старый дракон и сунул мне Библию под нос. – Читай вслух, третья сточка сверху…

    -…«разделив с кем-то свою жизнь, мы делаем её больше и богаче, а, разделив с кем-то свои горести, мы уменьшаем их во много раз»… - послушно прочёл я. – Ну и что?

    -Мальчик мой, ты стал хуже соображать или просто устал? – хмыкнул дед. – Ну-ка, пошевели извилинами…

    Я послушно пошевелил, но ничего не шло на ум. Внезапно Верховный Священник расплылся в улыбке:

    -О, теперь и я понял… Милгасия-сан, неужели вы…

    -Не понимаю… - жалобно признался я.

    Оба дракона понимающе переглянулись:

    -Тогда лучше отдохнуть, утро вечера мудренее.

    -Но мы должны искать! – попытался возразить я.

    -Не должны, - мягко улыбнулся дед.

    -Но почему?

    -Потому что мы уже нашли, - поддержал его Верховный Священник. – А вам, Милгасия, и вправду не мешает отдохнуть.

    Сдвоенными силами они заставили меня улечься. Мне было уже страшно засыпать: что же могло присниться мне на этот раз, но как ни странно, в этот раз пугающих видений не было. Взамен был изнуряющий сон: я никак не мог понять то простое решение, которое (я точно был в этом уверен!!!) лежало у меня перед носом… Не в силах сбросить тягомотную тьму, я прометался в постели до рассвета, а с первыми лучами солнца, коснувшимися изголовья, решение само пришло ко мне, оказавшись до того простым…

    До того простым…

    -Надеюсь, это не шутка? – осведомился я у своих напарников.

    -Конечно, нет! – в один голос уверили они меня.

    -И кто же будет «делить горести» Филии? – поинтересовался я.

    -Как кто! – дед расплылся в улыбке. – Разумеется ты! Всё-таки ты любишь её, а не мы. К тому же, у него есть жена, - кивнул он на Верховного Священника, - А я слишком стар…

    -Это заговор!!! – готов был я взвыть, но сдержался, потому что оба дракона расхохотались.

    Их смех был так заразителен, что я не удержался и присоединился к ним. Теперь, когда я практически признал, что люблю Филию, мне почему-то стало легче… В этот же день я отправил девушке послание, объясняя, почему мы зацепились за фразу в Библии, видя в ней своё спасение. При венчании, соединяя свои жизни в одну, драконы гор Катаахто усиливали жизненную силу друг друга. И если Филия одна не могла справиться с гнездившейся в ней тьмой, то вдвоём у нас был шанс.

    То есть, я официально предлагал девушке руку и сердце во имя её спасения. А так же моей любви к ней.

    Теперь оставалось только ждать, что же скажет на это Филия, как ответит на мои чувства?..

    Целых два самых долгих в моей жизни дня от неё ничего не было. А потом пришло письмо с одной-единственной фразой: «Я согласна…». И девушка вскоре прибыла. На руках одна держала Валя, который с огромным интересом оглядывался вокруг. По его собственному признанию, он «никогда есё так далеко не был».

    Филия была бледна, но вежливо улыбалась. Пока Верховный Священник и мой дед занимались подготовкой к обряду, Валь хвостиком бегал за ними, попутно знакомясь со всеми драконами подряд (особенно быстро он сошёлся с внуками деда, хотя те были на две сотни лет старше его. Это вызвало бы у старших обоснованные подозрения по поводу последующих совместных шалостей, если бы мы не были так заняты…), мы с Филией сидели вместе и разговаривали. Хотя настоящим разговором это назвать было сложно, каждый из нас постоянно сбивался, уносясь мыслями в неведомые другому дали. Внезапно девушка серьёзно посмотрела на меня:

    -Милгасия-сан, скажите честно… Вы делаете это для меня только из чувства долга? Потому что, если это так… я не знаю, как смогу отплатить за вашу доброту… мы же будем связаны навсегда…

    Я долго молчал, глядя на неё, потом улыбнулся:

    -И это тоже.

    -Тоже? – Филия покраснела.

    -Я, в самом деле, люблю вас, - внезапно признался я. – Вы – удивительная девушка, я никогда не встречал подобной вам. Но мне тоже хотелось бы знать… Как вы… как вы относитесь ко мне…

    Филия только улыбнулась, но я уже знал ответ…

    Эпилог.

    Нет! Ну, кто бы мог подумать, что это случится?!

    Моя аура теперь тоже бледно-золотистого цвета… О, Сейфид…

    Хотя, возможно, это и правильно. Избавиться от тьмы в душе – нелёгкий труд, это не может произойти мгновенно. Долго-долго, год за годом надо избавляться от неё.

    Зато мы не одни. Нас – двое.

    И какой бы тяжёлой ни была победа. Мы одержим её!

    0


    Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Янтарное и Золотое


    Создать форум ©