Рубаки - форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Откуда такая нежность...


Откуда такая нежность...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Ник или имя подлинного автора: Mbily
2. Название: Откуда такая нежность...
3. Аниме по которому написано: Рубаки
4. Возрастная категория:
G

1 Глава.

- Эй, папаша! Всё меню в четырёхкратном размере! И побыстрее!
Пухлый старичок, хозяин заведения, держащий в руках папку с перечнем блюд, пробежал глазами внушительный список еды, увеличил его в четыре раза, и с немым ужасом посмотрел на шумную компанию из пяти человек, удобно расположившуюся за одним столом.
К столику, который занимала странная пятёрка, подошли несколько официантов, сгибаясь от тяжести всех заказанных блюд. В алых глазах невысокой рыжеволосой девушки при виде тарелок, полных еды загорелись звёзды.
- УРААА!!! Наконец-то!!! ЕДА-ЕДА-ЕДА!!!!!
Все, кто находился в этот момент в таверне, с повисшими каплями лицезрели, как Прекрасная гениальная волшебница Лина Инверс, также печально известная как Враг всего живого, знаменитая Бандитоубийца и просто ДажеДра в окружении команды Рубак обедала в трактире.
Хотя обедом назвать ЭТО можно было с бооооольшой натяжкой. Лина и Гаурри, как обычно, дрались за каждый кусок, имевший несчастье одновременно попасться им на глаза, Амелия ела пристойно, как и положено принцессе, Зелгадисс, закинув ногу на ногу, пил свой чёрный кофе, Филия помешивала ложкой горячий суп, ожидая, когда тот остынет. Один Кселлос сидел в стороне от остальных, не принимая участие в общей трапезе и замышлял очередную гадость по отношению к сидевшей за его спиной драконице. Эта позолоченная рептилия раздражала его одним своим существованием, не говоря уж о том, что постоянно оскорбляла своим вечным «Намагоми» (других ругательств, что ли нет, для разнообразия?) или гонялась за ним, размахивая тяжеленной шипастой палицей (врезать бы ЕЙ хоть раз, чтоб на своей шкуре почувствовала, каково бедному и несчастному мазоку испытывать подобное издевательство). Кселлос со словами «а вот и мой кофе» протянул руку над тарелкой драконицы. Та сверкнула на него глазами, но промолчала, приказав себе не обращать внимания на мазокообразный мусор.
- ГАУРРРИ!!!!! Это МОЙ цыплёнок!!! Понял, МОЙ!!!!! Убери от него свои лапы!!!!!!!!! – ДажеДра, мёртвой хваткой вцепившись в облюбованную ею добычу, отпихивала ногой своего телохранителя.
- Не жадничай, Лина! – рослый светловолосый мечник тянул еду на себя, явно не желая уступать. – Ты же треснешь!
БАЦ!!!!!!!!!!!!
Гаурри, получивший увесистую затрещину, с грохотом свалился со стула, выпустив из рук добычу, а Лина, воспользовавшись моментом, стянула аппетитную тушку, предоставляя мечнику самому соскабливаться с пола.
- Вот что случится со всяким, кто посмеет отнять еду у маленькой беззащитной девочки! – заявила ДажеДра, хищно впиваясь зубами в сочное мясо.
- Это ты-то «беззащитная девочка»?! – Гаурри, охая и потирая ушибленное место, поднялся на ноги.
- Что ты сказал, Медузьи мозги?! – в руках Лины появился Фаербол.
Но тут их яростную перепалку прервал дикий визг Филии.
Неожиданно драконица оттолкнула от себя стоящую перед ней тарелку, облив сидящую напротив Амелию. В супе Филии плавал ещё живой таракан, подброшенный Кселом, когда та отвернулась от него, чтобы попросить Зелгадисса передать ей соль.
- НАМАГОМИ!!!!!!!!!! – от яростного вопля бившейся в истерике драконицы в гостинице дождём посыпались стёкла.
- В чём дело, Филия-сан? – Ксел был сама невинность.
- Грязный мусор!!! Мерзавец!!! Ублюдок!!! Пакость фиолетовая!!!– рубаки с интересом вслушивались в поток ругани, которым драконица покрывала Кселлоса (за что боролся, на то и напоролся). – Глаза бы мои не видели твою мерзкую харю!!!
- Да ты на себя со стороны посмотри, ящерица позолоченная! – с обидой сказал Кселлос, явно задетый за живое. - Кстати, для общего твоего развития, избыток розового цвета указывает на не традиционную сексуальную ориентацию.
Это был уже явный перебор с его стороны. Филия, зарычав, выхватила из-под юбки булаву и с яростным воплем попыталась ударить мазоку. Кселлос еле успел увернуться от могучего удара, разнёсшего в щепки стул, на котором он только что сидел.
- А ну, стоять!!!!!! МУУУУУСООООРРРР!!!!!!! НЕНАВИИИИЖУ!!!!!!
Филия, угрожающе размахивая своей тяжеленной палицей, бросилась в погоню за драпающим от неё во все лопатки Священником, круша всё, что попадалась ей на пути.
Кселлос довёл-таки драконицу до нервного припадка и теперь с хохотом наматывал круги по опустевшему залу, спасаясь от взбешённой девушки. Рубаки, привыкшие к постоянным выяснениям отношений Кселлоса и Филии, спокойно продолжали обед, изредка уворачиваясь от летающих по всей таверне тяжёлых предметов, которыми драконица пыталась нокаутировать мазоку. Остальные посетители таверны во главе с хозяином уже давно сбежали, справедливо опасаясь за свои жизни.
- Яре-яре, Филия-сан, вы так обворожительны, когда злитесь, - Кселлос, оказавшись рядом, чмокнул драконицу в щёчку и моментально телепортировался на безопасное расстояние.
- Намагоми!!!!! Да как ты… как ты смеешь…
Филия тяжело дышала, а в синих глазах светилась жажда убить одного небезызвестного фиолетоволосого мазоку. Тот, появившись прямо перед девушкой, ухмыльнулся.
- Соре ва химицу дез! – Кселлос, нахально помахав указательным пальцем перед лицом драконицы, исчез за секунду до того, как булава Филии обрушилась на то место, где только что находился мазоку. Драконица зарычала…
Злая Филия, вернувшись на своё место, плюхнулась на чудом уцелевший стул. Её кавайный хвостик с розовым бантиком выпал из-под юбки и теперь со свистом рассекал воздух.
- Мусор! Мусор!!! МУСОР!!!!!!!
- Расслабься, Филия! – рыжеволосая волшебница успокаивающе хлопнула драконицу по спине, отчего та немедленно ткнулась носом в стол. – Мазоку, он мазоку и есть. Чего от него ожидать, кроме гадостей?
- Оказывается, не одна Лина способна приносить разрушения! – подал голос Гаурри, оглядывая полуразрушенную таверну, когда плававшая в воздухе пыль осела.
- ФАЕРБОЛ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Гаурри, запечённый в собственном соку, валялся без сознания под обломками стола. Амелия с трудом сдерживала рвущуюся добить мечника Лину.
Покосившаяся дверь, и без того державшаяся в петлях на соплях и молитвах, от небольшого толчка упала на землю. В дверном проёме показался посол, держащий в руках какое-то послание, на котором красовалась печать в виде герба Сейруна. Он обвёл исполненным ужаса взглядом помещение, в котором как будто побывали пьяные в стельку тролли, а затем поглядел на сидевших как ни в чём не бывало Рубак. Заметив Амелию, он подошёл к ней и, склонившись в поклоне, протянул запечатанный свиток.
Девочка, коротко кивнув в знак приветствия, развернула пергамент и начала пробегать глазами аккуратные строчки.
- И что пишет Фил? – поинтересовалась рыжеволосая волшебница, глядя на радостно улыбающуюся Амелию.
- У меня скоро День Рождения. Так что… – но тут Защитницу Справедливости прервали самым невежливым способом.
- И ты молчала?! – Амелия, пискнув от неожиданности, оказалась в Особом Захвате Лины Инверс.
- Лина-сан, это… должно было… стать… сюрпризом… – просипела девочка, безуспешно пытаясь освободиться из цепких рук ДажеДры.
- Лина, отпусти Амелию. Ты же её сейчас задушишь, – пришёл на помощь принцессе Сейруна очухавшийся Гаурри.
- Ой! Слегка перестаралась, – смущённо хихикнула рыжеволосая волшебница, выпуская свою синеющую жертву, которая незамедлительно рухнула на пол, – Амелия, ты жива?
- Спасибо, Гаурри-сан, – хрипло поблагодарила светловолосого мечника поднявшаяся на ноги Амелия, потирая шею.
- Вы ведь будете присутствовать на моём Дне Рождения? – принцесса обводила полным надежды взглядом Рубак.
- Ну конечно, Амелия, куда же мы денемся? – Лина ласково потрепала девочку по голове.
- Тогда – в Сейрун!!! – восторженно вскинула над головой сжатую в кулак руку Защитница Справедливости.


Где-то в другом месте…

…Повсюду горели чёрные свечи. Гнетущая атмосфера царила здесь, в заброшенном храме, где нашла прибежище Тьма…
В глубине залы, склонившись над треножником, на котором покоился огромный хрустальный шар, стоял мазоку. Низкий голос нараспев читал заклинание. Туман, клубившийся в магическом шаре, постепенно начал рассеиваться, показывая то, что хотел увидеть творивший заклинание.
Послышались лёгкие шаги, и из тени одной из колонн, подпиравших высокие своды храма, выступила фигура, принадлежащая мужчине.
Пламя свечей осветило красивое лицо, которое рассекал глубокий шрам с рваными краями, проходивший наискось через бровь и всю левую щёку, но нисколько не портивший внешность. И только холодные бездонные глаза, принадлежащие мазоку, выдавали в нём нечеловеческое происхождение. Мужчина отбросил назад свои белоснежные волосы, доходившие ему почти до пояса и, пройдя мимо мазоку, сел на трон. Мазоку-слуга поднял голову и тут же преклонил одно колено.
- Господин Джагарт, - в голосе монстра при виде мужчины слышалось почтение.
- Встань. Ты уже нашёл её? – в голосе новоприбывшего послышались еле сдерживаемые нотки нетерпения. Мазоку поднялся на ноги.
Хрустальный шар вспыхнул ровным мягким сиянием, и в его глубине появилось лицо привлекательной девушки с длинными золотыми волосами в длинных белых одеждах священницы, сидевшей за столом в компании четырёх человек. Изображение незнакомки, сначала маленькое и слегка размытое, постепенно увеличилось в размерах и стало чётким.
- Это она, господин?
Тот, кого назвали Джагартом, несколько секунд пристально разглядывал сидящую девушку, а затем кивнул в знак согласия.
- Да, Филия Уль Копт, последняя из клана Карю-о.
- Драконица? – монстр с удивлением посмотрел на господина, не веря своим ушам.
- Именно. Меня интересует только её Сущность.
Второй мазоку наклонился поближе, запечатляя в памяти каждою черточку лица девушки. Тёмная вспышка, и он исчез.
Джагарт несколько секунд смотрел на то место, где только что стоял мазоку, а затем прислонился затылком к изголовью трона, наблюдая из-под полуприкрытых глаз, как пламя отражается от гладких стен шара.

Распростёртое на плитах неподвижное тело.
Чёрная дымящаяся кровь широким потоком льётся из сквозной раны в груди. Тяжёлое дыхание с жутким хрипом вырывается из лёгких. Он умирает…
До него доносится сигаретный запах. Лёгкий стук каблуков… Они неспешно приближаются и останавливаются рядом… Мазоку приоткрывает глаза. Сквозь кровавую пелену он видит нависшую над ним Повелительницу…
- Госпожа… - еле слышно прошептал умирающий, захлёбываясь собственной кровью и беспомощно глядя на Повелительницу. Холодный, равнодушный взгляд…
В её руке пульсирует чёрный шар, готовый сорваться в любой момент.
- Ты подвёл меня, Джагарт, - в мелодичном голосе женщины слышатся стальные нотки. – Я разочаровалась в тебе. Мне не нужны слуги, не способные выполнить мои приказы, не пострадав при этом. Смертоносная сфера срывается с ладони…
Обжигающая боль…
Джагарт чувствует, как его астральное тело распыляется…
Последнее, что видит умирающий мазоку, это лёгкая улыбка, играющая на губах его Повелительницы…

2 глава.

В Сейрунском дворце, как и во всей столице Белой магии, царила предпраздничная суматоха. Принц Филионел постарался на славу ради обожаемой дочери. Все Рубаки, включая Кселлоса, получив приглашения на праздничный банкет в честь пятнадцатилетия Амелии, прибыли во дворец в рекордные сроки и расположились в комнатах для гостей.
Апартаменты наследной принцессы Сейруна. Служанки притащили целый ворох одежды, и теперь женская половина команды Рубак пыталась подобрать подходящие для бальных танцев наряды. Лина, ненавидевшая длинные юбки, пришла в ужас, когда узнала, что ей ПРИДЁТСЯ надеть платье.
Филия, критически оглядев рыжеволосую волшебницу, наклонилась и начала рыться в куче платьев, сваленных беспорядочной грудой на кровати.
- Не то… И это не то… – периодически начинала бормотать себе под нос драконица, отбрасывая в сторону забракованные вещи, одну за другой. Лина, которая потихоньку кралась в сторону двери, с явным намерением драпать, застыла на месте, услышав радостный возглас бывшей жрицы Карю-о.
- Вот, кажется, это платье вам подойдёт, Лина-сан, – судя по довольному голосу Филии, долгие поиски драконицы увенчались, наконец-таки, успехом.
-ЧТО?!!! – у взбешённой волшебницы показались клыки. - Филия, да я в жизни не надену ЭТО!!!!!!! – Лина с отвращением посмотрела на шёлковое платье нежно-зелёного цвета, подобранное драконицей специально для неё.
- Но, госпожа Лина, - пыталась воззвать к разуму разъярённой ДажеДры Филия. – Вы даже не примеряли его.
- И не собираюсь.
- Но оно же идёт вам, - не сдавалась драконица.
- Лина-сан! Во имя Справедливости вы должны надеть платье! – Амелия, совершив в воздухе изящный прыжок, совершенно неизящно поскользнулась на гладком паркете и, как обычно, уткнулась носом в пол. Ничуть не смутившись своим позорным падением, она вскочила на ноги и, обвиняющее ткнув пальцем в Лину, которая с повисшей над головой каплей смотрела на разбушевавшуюся принцессу Сейруна, разразилась обвиняющей тирадой.
- Нельзя быть такой эгоисткой, Лина-сан. Этим вы оскорбляете само понятие Справедливости.
В угрожающе сощуренных алых глазах ДажеДры ясно угадывалось еле сдерживаемое желание шарахнуть неугомонную Защитницу Справедливости магически усиленным Драгу Слейвом. Филия, заметив состояние рыжеволосой волшебницы, поняла, что не на шутку разошедшуюся именинницу в скором времени придётся в буквальном смысле слова сметать с пола веником.
- Лина-сан, но Амелия-сан права, - мягко сказала драконица, успокаивающе положив руку ей на плечо. – Ваша повседневная одежда будет на балу несколько… - тут Филия замялась, подбирая слово помягче. - …Неуместна.
- Можно подумать, я этого не понимаю, - кисло отозвалась рыжеволосая волшебница. – Только мне от этого не легче.
Лина выхватила платье из рук Филии и, скрипя зубами, скрылась за ширмой примерочной. И только новость, что еды будет вдоволь, примирила ДажеДру с мыслью о том, что придётся провести весь вечер в ненавистном платье.
Самой драконице пришлось повозиться с выбором платья. Бывшей жрице Карю-о привычнее всего было бы в любимом розовом платье, но Амелия так просила её надеть что-нибудь другое, что Филия уступила просьбам девочки и теперь красовалась в шёлковом платье голубого цвета.

Женская половина Рубак явилась с изрядным опозданием, когда парни уже устали их ждать.
Рубаки расположились, как обычно, все вместе, за исключением Амелии, сидевшей рядом с отцом, как и полагалось принцессе. И только место Кселлоса, который должен был сидеть рядом с драконицей, пустовало. У Священника неожиданно появились какие-то срочные дела, и он исчез, но сказал, что это ненадолго. Хотя, судя по облегчённому выражению лица Филии, которую перспектива находиться рядом с ненавистным Намагоми отнюдь не прельщала, драконица была только рада такому повороту событий.
Наконец праздничный ужин закончился. Музыканты заиграли вальс. Принц Филионел грузно поднялся с трона и, согласно традиции, пригласил свою дочь на её первый в жизни танец, начиная бал. Амелия, обычно такая неуклюжая, танцевала просто великолепно.

Наконец музыка закончилась. Лина пихнула локтем Зела в бок и со словами «Ну и чего ты ждёшь?» приглушёнными музыкой, выпихнула химеру из-за стола. Зелгадисс ака варёный рак вышел на середину танцевального круга, где стояла Амелия, и, коротко поклонившись, пригласил принцессу на танец.
Постепенно места за столами пустели, а количество танцующих пар увеличивалось. Вскоре Филия в одиночестве сидела за праздничным столом и, отпивая из своего бокала, наблюдала за танцующими друзьями. Вот Гаурри плавно ведёт в танце Лину. Рыжеволосая волшебница, непривычная к длинным юбкам, путается в складках длинного платья, спотыкаясь на каждом шагу. Смущённый Зелгадисс обнимает за талию радостно улыбающуюся Амелию.
Филия еле слышно вздохнула. И чего она вообще здесь сидит? Может пойти прогуляться на свежем воздухе? И тут её мысли были прерваны…
На плечо драконицы легла обтянутая шёлковой перчаткой рука, и хорошо знакомый голос произнёс над ухом:
- Филия-сан, не потанцуете со мной?
Рядом с ней сидел Кселлос, беспечно откинувшись на спинку стула. После того инцидента в таверне мазоку благоразумно не появлялся в течение недели.
- Намагоми! Какую подлость ты задумал на этот раз? – Филия, не забывшая таракана, плавающего в её супе, медленно, но верно начала сатанеть.
- Зачем же сразу так? Я просто хочу пригласить вас на танец. – Мазоку наклонился к плечу драконицы. - Мне показалась, что вам скучно сидеть без дела.
- Ну надо же! – в голосе Филии звучал скепсис. – С чего это мы такие внимательные?
- Соре ва химицу дез! – игриво подмигнул мазоку, поднимаясь со стула и предлагая Филии руку. После секундного колебания хрупкие пальчики драконицы легли на протянутую ладонь Кселлоса, принимая приглашение. Мазоку усмехнулся.
Первое, о чём подумала Филия, когда Священник вывел её на танцевальную площадку и привлёк её к себе, было – «Неужели я и впрямь согласилась танцевать с этим Намагоми?!» Второй мыслью, появившейся в золотоволосой головке, было – «Ну и ладно. Должна же я развлечься?» Филия обняла обеими руками шею Кселлоса, прижавшись к нему и положив голову ему на плечо. Руки мазоку легли на бёдра девушки, и третьей мыслью драконицы было: «Где его руки?!» Филия хотела было возмутиться, но тут заиграла музыка, и наметившуюся было разборку пришлось отложить до лучших времён. К её удивлению, Кселлос танцевал замечательно. Филия даже расслабилась в его сильных и ласковых объятьях и теперь просто наслаждалась танцем с опытным партнёром и хорошей музыкой. Пальцы непроизвольно крепче сжали рубашку Священника.
- Вы потрясающе танцуете, Филия-сан, - шепнул Кселлос, наклоняясь к уху драконицы, когда музыка закончилась. Его руки по-прежнему лежали на её бёдрах. Та, почувствовав, что краснеет, резко оттолкнула мазоку…

…Филия медленно шла по аллее дворцового парка. Шумное празднество быстро утомило непривычную к таким вещам драконицу, и она решила прогуляться по дворцовому парку.
Погрузившись в раздумья, девушка не заметила, что ушла на довольно большое расстояние от дворца и теперь находилась в самой отдалённой части парка. Звуки музыки не доносились сюда, и драконица наслаждалась одиночеством, ночным покоем и царившей здесь тишиной. Сплетённые над головой ветви образовывали своеобразный занавес, почти полностью закрывающий небо.
Где-то впереди послышался звук льющейся воды.
В конце аллеи была небольшая залитая лунным светом площадка, в центре которой находился фонтан.
Филия сделала глубокий вздох. Воздух из-за обилия розовых кустов, растущих по краям площадки, казался сладким.
Филия подошла к фонтану, в центре которого была скульптура сидящего на камне юноши. Он сидел, положив согнутую в локте руку на подтянутое к груди одно колено, и чуть ссутулив плечи. Но голова была гордо поднята к верху. Вся его поза, казалось, олицетворяла, полное спокойствие, граничащее с напряжённым ожиданием чего-то. Неизвестному скульптору с удивительной точностью удалось передать печаль и затаённую боль в устремлённых к небу глазах изображённого в камне юноши. Длинные волосы, доходившие почти до лопаток, придавали ему сходство с Вальгаавом, не хватало только огромных пернатых перьев за спиной. Филия опустила голову, чувствуя, как утихнувшая боль вспыхивает с новой силой.
Вальгаав имел полное право ненавидеть её, ведь она была Золотым Драконом, косвенной убийцей его племени, его смертельным врагом. Умирать от рук своих кровных братьев, Золотых Драконов, отказавших ему и другим представителям его расы в праве на существование, быть спасённым по иронии судьбы очеловечившимся Мазоку-Повелителем.
Драконица присела на мраморный парапет и опустила руку в чуть колыхающуюся прохладную воду в бассейне. Филия поднесла мокрую ладонь к лицу. Стекающие по её тонким пальцам капли на какую-то долю секунды зависали на самых кончиках, а затем медленно, словно нехотя, отрывались от подушечек и падали, разбиваясь о поверхность воды, отчего по ровной глади расплывались круги. Отражение луны в потревоженной воде распалось на десятки бледно-жёлтых бликов, а затем вновь собралось воедино. Филия печально улыбнулась своим мыслям. Девушка легла на парапет, ощущая сквозь тонкую ткань платья тепло нагретого дневным солнцем и ещё не успевшего остыть камня, и, закинув руки за голову, устремила печально-задумчивый взгляд в усеянное крупными звёздами небо…
Неожиданно чувство покоя и умиротворения исчезло, уступив место непонятной тревоге.
Драконица резко села, почувствовав, что в воздухе повисло какое-то напряжение. Её внутреннее чутьё подсказывало ей, что ей лучше вернуться во дворец. Филия внимательно огляделась по сторонам, ища источник опасности. Вокруг не было ни души, но ощущение присутствия кого-то недоброго не покидало её. Драконица чуть наклонила голову набок, прислушиваясь к своей внезапно обострившейся интуиции и пытаясь понять, что именно её насторожило. Вокруг было по-прежнему тихо. И всё же…
Как будто где-то совсем рядом кто-то недобрый скользит зловещей тенью, в ожидании того, что она расслабится и будет беззащитна. Филия почти физически ощущала чью-то ненависть. Она поднялась с парапета. Но не успела сделать и пары шагов.
Яркая вспышка ослепила её. Магический удар, от которого Филия не успела защититься, пришёлся драконице в грудь, отбросив её на несколько метров. Ударившись о землю, девушка покатилась по траве и, почти потеряв сознание, растянулась неподвижно. Мазоку медленно приближался к беспомощной драконице, наслаждаясь её ужасом. Филия с трудом встала на четвереньки, и хотя каждый вздох отдавался девушке острой болью в рёбрах, она зашлась в сильнейшем приступе кашля. На землю брызнула кровь. Драконица вытерла губы перчаткой, на белоснежной ткани появились алые пятна. Неподалёку послышался булькающий смех… Филия подняла голову.
В нескольких метрах от девушки стоял огромный звероподобный мазоку.
Филия, пошатываясь, поднялась на ноги. Красивое платье оказалось порванным в нескольких местах. Мазоку осклабился, глядя на жертву. Девушка с большим трудом сосредоточилась, призывая Святую магию, чтобы атаковать, но тут Монстр схватил Филию, плотно прижав её руки к телу. Та пыталась вырваться из его захвата, но силы были явно не равны. Дикая боль в груди пронзала каждую клеточку тела драконицы, жизнь капля за каплей покидала её тело. Магический кинжал, приставленный к её шее, начал вытягивать из неё энергию. Филией неожиданно овладело безразличие.
Как…как холодно…
Синие глаза медленно закрываются. Их сияние медленно гаснет.
Я… умираю…

Кселлос сидел за столом и от нечего делать пил сотворённый кофе. Филия куда-то ушла, остальные Рубаки танцевали. Делать было совершенно нечего, Госпожа поручений не давала, видимо решила дать своему любимому Священнику отдохнуть.
Так-так… А это ещё кто? Совсем рядом с дворцом появился какой-то мазоку. Кселлос приоткрыл угрожающе блеснувшие аметистовые глаза и неожиданно почувствовал ауру Филии. Она была там же, где находился источник энергии, который излучал мазоку. А вот это уже плохо… Кселлос переместился.

Ещё немного, и всё будет кончено… Сущность дракона почти полностью перетекла в кинжал. Мазоку ухмыльнулся, глядя на потерявшую сознание жертву…
- Отпусти её!
Мазоку обернулся на голос и увидел парившего в воздухе фиолетоволосого мужчину в чёрном плаще.
Кселлос повис в воздухе в нескольких метрах от Филии, держа в вытянутой руке свой посох. Его глаза были открыты и горели фиолетовым огнём.
Он бросил быстрый взгляд на девушку, зажатую в когтях монстра. Голова Филии, отягощённая длинными волосами, бессильно откинулась назад, глаза были закрыты, но жизнь, выпиваемая монстром одним только взглядом, ещё не покинула её. Прижатый к тонкой шее магический кинжал излучал зловещее зеленоватое сияние. В камень, украшавший рукоять клинка, вливались тонкие нити энергии, забираемые у Филии.
- Отпусти её, – в голосе Кселлоса слышалась нешуточная угроза. Мазоку лишь ухмыльнулся.
Священник покрепче перехватил древко. Огромный алый камень, украшавший основание посоха, вспыхнул и запульсировал зловещим багровым сиянием. Он не мог атаковать спереди, тогда пострадала бы Филия… Мазоку это понял и, осклабившись, выставил безжизненную девушку перед собой, используя её в качестве щита.
Его посох насквозь проткнул тело монстра. Мазоку, испустив жуткий вопль, забился в предсмертных судорогах, когти, сжимавшие девушку в смертельных объятиях, разжались, и Филия камнем рухнула вниз с довольно большой высоты. Кселлос приземлился рядом с поверженным врагом и теперь удивлённо разглядывал неподвижно лежащую Филию.
На том месте, где только что находился уничтоженный Кселлосом противник, появился странный шар, от которого исходила сила. Светящаяся сфера, пульсируя, зависла на уровне груди Священника. Неожиданно острая боль пронзила всё его тело.

Что… Что это?!

Мазоку, содрогаясь всем телом, упал на одно колено, вцепившись обеими руками в посох и судорожно хватая ртом воздух. По бледному лицу катился градом пот.
Он царапал пальцами землю, оставляя неглубокие борозды от ногтей. Жуткие судороги, сотрясавшие физическую оболочку Священника, не шли ни в какое сравнение с той болью, что испытывало его астральное тело. Оно как будто разрывалось на части. Казалось ещё чуть-чуть, и свет уничтожит его…
Кселлос сжал зубы, с трудом подавляя рвущийся наружу стон. И когда он больше не мог терпеть, он просто сдался, принял свет в себя, позволил раствориться в себе. Боль исчезла также неожиданно, как появилась.

Он поднялся на ноги и подошёл к распростёршейся на земле драконице. Филия по-прежнему лежала, не шевелясь. Не долго думая, Кселлос наклонился и бережно взял её на руки. Головка девушки бессильно легла ему на плечо, одну её руку мазоку перекинул себе через плечо, а другая повисла вдоль тела. Дыхание было слабым и прерывистым. Как и все драконы в целом, Филия была очень тяжёлой, но сейчас она, казалось, вообще ничего не весила…

***

Филия, очнувшись, открыла глаза и упёрлась взглядом в потолок. Она лежала на кровати в какой-то комнате, до плеч укрытая тёмным покрывалом. Каждый вздох был пыткой. Во рту ощущался металлический привкус крови. Превозмогая слабость, девушка приподнялась на локте, осматривая комнату, в которой она оказалась, но грудь пронзила невероятная боль, и она, тяжело дыша, упала обратно на подушки. Тяжёлая ткань, в которую была закутана Филия, соскользнула с плеч. Повнимательней присмотревшись к своему «одеялу», она узнала плащ Кселлоса. Самого мазоку нигде не было.
В другое время она просто отшвырнула бы плащ Священника, но сейчас сил не было, да и вдобавок она замёрзла.
- Как вы себя чувствуете? – появившийся в тёмной вспышке Кселлос присел на кровать у её изголовья, выводя драконицу из состояния глубокого транса. Филия повернула голову в сторону мазоку, слегка удивившись, что не почувствовала его приближения, хотя всегда ощущала его присутствие, когда тот находился неподалёку. Неужели та стычка с монстром так повлияла на её способности обнаружения мазоку?
- Бывало и получше, - Филия вымученно улыбнулась. Кселлос, склонив голову к плечу, внимательно оглядел лежащую на кровати девушку и чуть нахмурился. Окружающая драконицу золотисто-белая аура странным образом поменяла свой цвет. Интересно…
- Как ты там оказался?
Задумавшегося мазоку вопрос Филии застал врасплох, и только почувствовав, как драконица теребит его за рукав, он поднял на глаза и вопросительно поглядел на неё. Девушка повторила вопрос.
- Я почувствовал, что с вами что-то случилось, и сразу же переместился к вам. Кофе будете? – Ксел был сама предусмотрительность.
Филия утвердительно кивнула. Перед мазоку появились две наполненные до краёв чашки с дымящимся кофе. Кселлос, бережно приобняв драконицу за плечи, помог сесть ей на постели. И только потом протянул одну из чашечек Филии. Та сжала её обеими руками, чтобы унять нервную дрожь. Горячий напиток приятно согревал ладони.
Филия поднесла свою чашку к губам и сделала маленький глоток. Кофе был просто потрясающим. Да-а, Кселлос знает толк в этом напитке, с этим не поспоришь.
Едва девушка поставила пустую чашку на стоящий рядом с кроватью столик, как её вновь скрутил приступ жуткого кашля. Изо рта потянулась тоненькой струйкой кровь – это давали о себе знать раненые рёбра, но Филия слишком ослабла, чтобы скастовать исцеляющее заклинание. Кселлос, помогая девушке улечься, вновь укрыл её своим плащом.
- Отдохните здесь немного, а потом я перенесу вас во дворец. Там всё ещё празднуют день рождения нашей поборницы справедливости.

***

Филия поднесла руку к пострадавшим рёбрам, шепча исцеляющее заклинание. Кселлос предусмотрительно отошёл в другой угол комнаты, чтобы его не задело Святой Силой. Но ничего не произошло. Филия изумлённо взглянула на свои руки. Что-то было не так. Призванная драконицей магия не действовала.
- К-кселлос…
Всхлип…
Священник моментально оказался рядом.
Филия смотрела куда-то сквозь него. В её огромных светло-синих глазах отражался такой ужас, что Ксел моментально почувствовал прилив энергии. Его руки с силой сжали плечи девушки.
- Филия? В чём дело? – в обеспокоенном голосе мазоку послышались стальные нотки.
- Не… не могу исцелиться. Моя… моя магия… пропала… И ещё я… я не могу принять… свою истинную форму. – Филия судорожно ухватилась за лежащие на её плечах руки Кселлоса.
- НАНИ?!! Ты не можешь превратиться в драконицу?! – Кселлос даже глаза открыл от такой новости. Заметив это, Филия нервно вздрогнула и отшатнулась от мазоку, но тот держал крепко.
Филия, несмотря на боль в груди, истерично расхохоталась. Смех вызвал очередной приступ кашля. Филия поспешно зажала рот ладонью, чувствуя, как кровь толчками выходит из горла. Откашлявшись, Филия тупо посмотрела на свою окровавленную ладонь.
Тогда Кселлос легонько встряхнул девушку за плечи, с большим трудом сдерживаясь, чтобы не залепить той отрезвляющую пощёчину. Священник осторожно привлёк девушку к себе, пытаясь представить себе, как они смотрятся со стороны, золотой дракон в объятьях мазоку. Секунду спустя Филия отчаянно рыдала, уткнувшись лицом в грудь Кселлоса. Мазоку нерешительно провёл ладонью по шелковистым волосам плачущей экс-драконицы, не зная, как её успокоить. Та, даже не осознавая, ЧТО делает, прижалась к нему, мёртвой хваткой вцепившись в его рубашку. Не долго думая, Кселлос послал здравый смысл к хелмастеровой бабушке и заключил девушку в объятия, бережно прижав к себе. Его губы касались её виска.
- Успокойтесь, Филия. Должен же быть способ вернуть вам вашу истинную сущность.
Его голос подействовал на девушку успокаивающе. Филия подняла голову, и когда до неё дошло, что её руки обнимают его, а их губы почти соприкасаются, тут же отстранилась.

3 Глава.

То, что Филия каким-то образом стала человеком да ещё утратила магическую силу, повергло всех Рубак в состояние глубочайшего маразма.
- Как такое вообще могло произойти? – гениальная волшебница Лина Инверс металась по комнате, как тигр в клетке. Исцелённая Амелией, Филия сидела за столом, уткнувшись лицом в скрещённые руки, и никак не реагировала на попытки друзей подбодрить её.
- А может быть, ты, Филия, слишком долго жила во Внешнем мире и начала… - тут Лина слегка запнулась, - … очеловечиваться? И поэтому атака монстра привела к такому результату?
Филия, по-прежнему не поднимая головы, пожала плечами. Вот уже почти три года после уничтожения Даркстара драконица жила среди людей и, вполне возможно, что она действительно начала меняться.
- Филия, расскажи ещё раз, как всё произошло, - обратился к драконице молчавший всё это время Зелгадисс.
Экс-драконица, тяжело вздохнув, распрямилась на стуле, и заново начала описывать вышеуказанные события (за исключением её с Кселлосом разговора).
- Судя по всему, напавший на Филию монстр каким-то образом преобразовал её Силу, в результате чего она утратила свою истинную сущность, а заодно и магию.
Все присутствующие вздрогнули от неожиданности. Кселлос, появившись посреди комнаты, с ухмылкой поприветствовал Рубак.
- Кселлос, если ты что-то знаешь, то лучше скажи сразу, - голос рыжеволосой Бандитоубийцы был обманчиво спокоен, но Рубаки торопливо отошли в сторонку. – По-хорошему прошу.
Мазоку, приоткрыв один глаз, несколько секунд смотрел на Лину.
- Тебе что-то известно? – ДажеДра с подозрением смотрела на улыбающегося чему-то Священника. – Может, расскажешь?
- Соре ва химицу дез. – Кселлос покачал пальцем перед носом волшебницы и исчез. Вслед ему неслась нецензурная брань.
Филия тяжело поднялась со стула. Четыре пары глаз обратились на неё.
- Филия-сан… – Амелия обеспокоено приподнялась было со стула, но Лина отрицательно покачала головой, предупреждающе положив руку на плечо принцессы.
- Спасибо за поддержку, ребята, но мне нужно побыть одной. Я пойду к себе, – с этими словами экс-драконица, ни на кого не глядя, направилась в сторону лестницы, ведущей к их гостиничным номерам. Рубаки, переглянувшись, посмотрели ей вслед.

Оставшись, наконец, в одиночестве, Филия подошла к кровати и без сил рухнула на неё, уткнувшись лицом в подушку. Хрупкие плечи вздрагивали от подступающих рыданий. Ей было невыносимо выслушивать от друзей слова утешения, чувствовать на себе их полные жалости взгляды. Филия села на кровати и, поправив подушки, улеглась обратно.
Девушка сжалась в комочек, невидящим взглядом смотря в пространство перед собой. Нужно было взять себя в руки, думать, что делать дальше. Если она будет просто лежать и плакать от жалости к себе, то ничего не сможет сделать...

0

2

Еще один потрясающий фанф ... токо к сожелению МБИЛИ пока его почти не пишет ... щас расплачусь!!!

0


Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Откуда такая нежность...


Создать форум ©