Рубаки - форум

Объявление

  • Добро пожаловать! Здесь можно сразиться за обед с дажедрой, или даже побеседовать с монстром...Мир магии ждет вас...

  • Форум опустел. Советую перейти на другую ролевую по Рубакам - http://rpgslayers.7bk.ru/

    (та ролевая всё ещё жива, актуально на 2017 год)



    ОБНОВЛЕНИЯ ЗА 16.12.07

    Добавьте мою страницу в Избранное! Сделать эту страницу домашней
    Новости:

    Лина, Зелгадис, Амелия, Зеллос и Филия отправились в Сайрааг; Сильфиль в академии черной магии в Сайрааге.

    Наши друзья:


    Ролевая по ИнуЯше! Ролевая игра по аниме Slayers!


    Полезные кнопки :

    Новые сообщения
    Список персонажей
    Образец анкеты

    Погода:

    Идет снег, холодно, но не очень

    Время:

    Начало зимы. Утро.

    Новости Форума:



    06.02.08
    Нам нужны желающие отыгрывать за Судьбу!

    16.12.07
    Так, быстренько вдохновляемся, и играем!

    16.12.07
    Нашему форуму месяц...

    24.11.07
    Мы начинаем ролевую!

    16.11.07
    Проводится набор модераторов

    16.11.07
    Нам очень нужен Гаури.

    16.11.07
    Ролевая была создана недавно. Гости, не проходим мимо, а регистрируемся.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Телохранитель


    Телохранитель

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    Автор - Delcatty
    Название - Телохранитель
    По Рубакам
    G

    Пролог или немного не по теме
    - Прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолете и бесплатно покажет ки-но, с днем рожденья поздравит и немного ос-та-вит нам в подарок пять-сот эс-ки-мо… - пропела маленькая рыженькая девочка, гуляющая по парку с папой. – Пап, я хочу, чтобы у меня в квартире жил волшебник!
    - Зачем это, Ларочка? – как-то холодно спросил отец.
    - Ну, как это зачем, - возмутилась девочка и наивно добавила, - Он же мне будет каждое утро по пятьсот эскимо делать.
    Отец рассмеялся, но решил скрыть свою усмешку от ребенка. Как жаль, что дети все замечают.
    - Папа, ты смеешься, - обиделась Ларочка, - Неужели волшебников нет?
    Наверное, отец подумал в этот момент: «Нет, еще как нет!»
    А вслух ответил, нет, о, Боже, сейчас он разобьет наивное детское сердце:
    - Когда вырастешь большой, и будет тебе не пять, а двадцать, скажем, пять… - и тут отец, видимо, понял, что нельзя так топтать детскую мечту… - Только тогда ты сможешь найти своего волшебника…
    - Но папа, найди волшебника ради меня, ты же уже взрослый! Я хочу жить в одной квартире с добрым волшебником! – не унималась девочка.
    Отец, видимо, готов был начать сейчас философский трактат, но пятилетнему ребенку этого не понять. А, может, волшебники существуют? И Ларочке улыбнется удача?

    Глава 1. Не оторваться от банальности
    20 лет спустя… Многое изменилось, нет теперь ни пионеров, ни песенку про «волшебника в голубом вертолете» не поют по радио… Теперь в подворотнях сидят наркоманы, по метро блуждают безумные шахидки, а из приемников кричит: «Я сошла с ума, мне нужна она»…
    Это необычная, почти даже детективная, а, может, и сказочная история, произошла в обычном российском городке средней паршивости, называемом формально областным центром, и измеряемом местными жителями в половину Москвы. Не надо и пытаться угадать, все равно не выйдет. Самый что ни на есть банальный городок с десятирублевыми маршрутными такси, склеенными пьяными строителями за 2-3 месяца многоэтажками, МТС в роли главного сотового оператора и центрально улицей, носящее имя Владимира Ильича. Если и назвать один из десятков областных центров, то жители других скажут, и не без оснований, что история эта писана про них и что автор ее кривит душой, что называет местом действия другой городок. По сему уподобимся классикам позапрошлого века и назовем городок буквой N (ой, подумать только, сколько напастей в этом N произошло за 200 лет его существования…. И сколько про сеи напасти книжек написано-то), чтобы каждый желающий мог с гордостью сказать, что сия сказка имела место в их городе.
    Героиня наша – не дочка губернатора или депутата Государственной Думы, и даже не большого начальника (про таких уже много писано книг и фильмов показано, что уже скучно и рассказывать про это). Лариска жила на пятом этаже одного из «слепленных» новостроек на окраине города. Одна. Нет, не потому, что у нее не было родственников. Их у Ларисы было хоть отбавляй. Просто существует в жизни человеческой такой возраст, когда птенчику надо улететь из гнезда, когда его зовет свобода, то есть, когда взрослый человек желает начать свою собственную жизнь: кое-кто, связав себя узами брака, а кто-то, как и наша героиня, накопив денег вместе с родителями и купив себе квартиру.
    Ее возраст на первый взгляд было сложно определить. Наверное, где-то от 20 до 25, некоторые давали 18. Но, учитывая положение девушки в обществе, меньше 20 не дать было просто невозможно.
    Лариса была диким цветком, который не был озабочен своей красотой и довольствовался тем, что ему дала природа, то есть она не уродовала себя красками для волос и молодильными кремами. Только не подумайте, что она не мылась и не причесывалась. Нет же, она была очень аккуратной и чистоплотной, и даже не допускала грязи дома. Лариса просто не обращала внимания на приходящие мелочи типа сбившейся на ветру челки или небольшой царапины на руке. «Зачем пытаться удержать моментальное?» – задавала она себе при этом вопрос, кроме того, девушка очень ценила то, что вложила в нее природа, многое ей, естественно, не нравилось, но нарушить это всякой человеческой химией она не хотела. Возможно, в чем-то она была и права.
    В то теплое апрельское утро Лариса сидела за своим домашним компьютером и с милым выражением лица смотрела на монитор. Этакий приятный настрой на весь будущий день. У системного блока лежало большое толстенькое портмоне, открытое на том месте, откуда был вынут вставленный в компьютер диск. Интересы у девушки были весьма и весьма специфичными: «Card Captor Sakura», «The Slayers», «Love Hina»… было написано на дисках в папке. Таких фильмов простой обыватель никогда и не видел. Японская анимация… красивые милые картинки из не менее красивых и милых сказок… которые дают очень хороший настрой на весь предстоящий день… Но над этим многие глумятся, называя все без различия «зомби-пакимонами»… А вот Лариса находила в этих фильмах какое-то утешение. Ей ни раз говорили, что Slayers – это отрыв от реального мира, как и любое другое фэнтэзи, но Лариса не хотела слушать такого, особенно от людей, которые при таких словах держали «Властелина колец» под мышкой. «Этот мир не хочет любить меня», – сказала как-то Лариса одной знакомой, – «Так дайте же мне помечтать… Ведь мечты – это не плохо, это и есть дорога к счастью…» Нет, ответ был заранее известен – фантастическая наркоманка, нереалка, ошибка природы… А в сумке такого «убийцы» удобно устроился «Волшебник Земноморья»… Как не любят люди ценить чужие интересы. Смешно, но попробуй, ткни таким пальцем. Лариса давно перестала философствовать на эту тему. Стала, как говорят нынче, пофигисткой. По утру она всегда пересматривала серию обожаемых The Slayers, а потом бежала на работу в хорошем расположении духа, которое к обеду успешно улетучивалось из-за массы отрицательной энергии. Типичный, не несущий в себе ничего плохого распорядок дня обывателя.
    Так и сегодня. Устроившись в кресле поудобнее, Лариса смотрела одну из своих любимых серий. Как вдруг у нее в кармане началась жуткая возня. Девушка нервно засунула руку в карман. Ну, конечно, что же еще… мобильник-будильник со своим назойливым «Не опоздай на работу!» Блин, проспала всего на 10 минут и лишена такого наслаждения. Лариса, тяжело вздохнув, нажала на плеере паузу и с грустью посмотрела на замерший на экране кадр: Зелгадисс на кого-то замахнулся мечом (Лара-то знала, на кого) и спустя ровно 1 секунду с небольшим должен был ударить по пустому месту, но… не судьба, нажата пауза и видеопоток остановлен.
    - Прости, Зел, придется посмотреть продолжение в шесть вечера, - пробурчала себе под нос Лариса и убежала в прихожую, где второпях надела куртку и схватила шарф и сумку. Она всегда извинялась перед мультяшками, если ей приходилось их оставлять застывшими в движении на весь день, потому что она очень сильно уважала их и жалела.
    … В комнате – замерший на экране кадр, который потухнет через 15 минут вместе с монитором, на кухне – кипящий чайник, который сам отключится через пару минут, когда вода дойдет до кондиции, а по лестнице бежит хозяйка всего этого безобразия, как всегда опаздывая на работу.
    До остановки, благо, было недалеко: за угол, по нелюдной аллее, через дорогу и все. Добежав до перехода, Лариса заметила подъезжающую к остановке маршрутку. Глянув на горевший на светофоре красный свет, она тяжело вздохнула: «Жаль, что это не Slayers-Universe, а то бы… Ray Wing и успела бы…». Но заклинаний полета, не известных в ее мире, Ларисе и не понадобилось бы, на ее счастье зеленый свет остановил маршрутку и через минуту,  откинувшись на серой бархатистой  спинке банальной трясущееся и несущейся десятирублевой маршрутки, Лариса с уверенностью в голосе успокоила себя: «На этот раз успела…»

    Глава 2. Услуга кавалера
    Апрель – такое время года, когда на улице приятно тепло, но город еще не украшен зеленью деревьев, хотя, в отличие от унылого октября, в воздухе витает какое-то чувство, что скоро будет еще теплее, и расцветут яблони.
    Лариса, в рабочей беготне забывшая напрочь про оставленный дома неотключенный компьютер, шла по весенней, полной теплого солнечного света улице и наслаждалась всем окружающим. Проходя мимо центрального офиса МТС, она как будто вспомнила о чем-то важном, и завернула туда.
    Как выглядят сотовые компании изнутри, и описывать скучно: куча телефонов различных марок и окрасов за стеклянными витринами, однотипные чехлы, связанные одной резиночкой, и… девушка приятной внешности за навороченным компьютером. Но на этот раз банальность сей картины нарушал высокий красивый блондин с кудрявыми золотистыми волосами, сидевший рядом с «компьютерной дамой». Незамужней Ларисе такой русский «Иванушка» просто не мог не приглянуться, только про себя она подумала о «компьютерной даме», с которой не сводил взгляд парень: «Счастливая…»
    – Карту экспресс оплаты на 10 у.е. – Сказала Лариса вслух и достала из бумажника 350 рублей.
    – Простите, – мило улыбнулась девушка у компьютера, – но у нас сегодня кончились карточки.
    «Вот, блин!» – подумала Лариса, решившая не пользоваться жаргонизмами в столь прилично выглядевшем офисе.
    Лариса поправила рукой свои спадающие каскадом рыжие волосы и просто ушла, как делала всегда, когда карточек не было в магазине. Ладно, нет тут, есть в магазине за углом. Проблем-то! Она ушла уже довольно далеко, когда ее окликнули:
    – Лара! Постой!
    Кто бы это мог быть? В этом районе у нее не живет знакомых. Но мало ли, в городе миллион жителей, конечное число, значит, и встретить кого-либо – ненулевая вероятность. Девушка почти машинально обернулась. К ней шел тот самый высокий прекрасный блондин, руки в брюки, плащ, развивается на ветру… принц, только без коня.
    – Вы?! – в недоумении спросила она.
    «Но откуда он знает мое имя? – пронеслась мысль в голове у девушки, но тут же что-то бессознательное остановило эту мысль на скаку, – Только дура может спросить это, откуда очаровательный молодой человек знает ее имя…»
    – Я не позволю, чтобы прекрасная дама сбивала ноги в поисках никчемной оплаты за телефон…
    Точно! Принц на белом коне! Лариса была ему ростом до плеч, поэтому смотрела ему в лицо как-то снизу, и с такого ракурса он казался еще более величественным и прекрасным, нежели тогда, в офисе.
    – Но, поймите, не стоит из-за такой мелочи как карточка, – начала говорить рациональная половинка Ларисы, а ее сентиментальная частичка большими зелеными глазами, полными очарования, уставилась на парня.
    – Глупая, я тебе вечером могу тысячерублевую привезти.
    – У МТС есть только 12-баксовые, – холодно ответила неглупая рациональная половинка.
    Парень заискивающе улыбнулся, чтобы наповал сразить и рациональную половинку Ларисы:
    – Это в продаже. Я менеджер того магазина, где ты только что была, и меня обижают слова, типа тех, что ты только что сказала.
    Девушка от таких слов смутилась и потупила взгляд.
    – Как насчет того, что ты мне дашь деньги, а я вечером тебе карточку привезу.
    – Да, ей Богу, я сама куплю! – Начала отнекиваться заново рациональная маленько скупая половинка Ларисы.
    Глаза парня наполнились како-то чрезвычайной тоской и обидой, что прямо заставило сентиментальную половинку запереть где-то рациональную Ларису в глубинах сознания. Рука девушки машинально залезла в кошелек и протянула парню новенькую, будто только что из банка, купюру.
    – Запиши мой телефон, – ответил парень, засунув деньгу в карман, – 48-26-15…
    Лариса достала свой сотовый телефон и быстро вписала номер.
    – И кого спросить? – поинтересовалась она, дойдя до графы «Имя».
    – Андрей! – бодро ответил парень, – Кстати, Лара, можешь дать позвонить, а то у меня в телефоне аккумуляторы разрядились…
    – Да без проблем, – говоря это, Лариса сделала такое выражение лица, что и Андрей, должно быть, уничтожил свою рациональную половинку.
    «Неужели так мало надо, чтобы лишить тебя рассудка… даешь деньги, ладно, телефон… незнакомому человеку! Ты что, сводки МВД не читаешь?!» – проснулась рациональная половинка.
    – Спасибо, – Андрей протянул Ларисе ее телефон, – ты меня спасла.
    – Да не за что, – из скромности ответила Лариса, – Я позвоню через пару часов.
    – Буду ждать, пока!
    И парень убежал. После такого красивого разговора Лариса даже не заметила, как быстро доехала до дома… Будучи еще в состоянии неземного счастья, она поднялась к себе на пятый этаж и всунула ключ в дверь, и тут… ее ждал неприятный сюрприз… дверь была не заперта… а петли, казалось, припаяли часа два назад…

    Глава 3. Чудо в перьях
    Перенесемся сначала обратно, в утро, когда Лариса сидела на работе. Не будем углубляться, что делают программисты типа нашей героини на работе: ну, сидят в онлайне в аське, ирке и прочих программах, названных женскими именами, изредка (раз 15 за 10 минут) отвлекаясь на ламеров-бухгалтеров, чтобы помочь им перезапустить винды после проигрыша в «Косынку» или «Сапера». И за такое вот программист имеет пять тысяч в месяц. Говорили же, неинтересно про это писать…
    Зато напротив Ларисиного дома с самого утра два ничуть не бухих сварщика чего-то шаманили над новым киоском на остановке. Точнее, это были два не сварщика, а два грабителя-извращенца, которые в темное время суток, а иногда и в светлое «работали» в этом микрорайоне. Звали их Колян и Васян. А устроились они паять киоск – для конспирации, то есть никуда они не устраивались, просто для конспирации сварочный аппарат принесли и сваривали новый киоск, выслеживая новую жертву. Провода два бандюги догадались присоединить прямо к электроснабжению в доме, где жила Лариса… Но а так как Колян и Васян конспирировались, то и сваривали они все, кроме того, что надо было. Например, лужу… Тут каждый нормальный, кто в школе физику учил, знает, что случается… Но Колян и Васян, во-первых, были немного пьяными, а не нормальными, а, во-вторых, на уроке про воду и электричество в «Морской бой» играли. Как только сварочный аппарат соприкоснулся с лужей, Коляна и Васяна обдало током и выбило электричество во всем доме, к которому они подключились. Мужики-то не умерли, у них уже иммунитет к подобным взбучкам имелся, даже бухое состояние их после такого не прошло, а вот нежному жидко-кристаллическому Ларочкиному мониторчику малайзийской сборочки… даже включенному в фильтр-стабилизатор…
    Сначала по монитору поползли помехи и каким-то чудом нажалась кнопка «Пауза». «Кселлос, я убью тебя!» – раздался голос Зелгадисса, записанный в файл, ровно как и изображение… и тут… меч медленно прошел из монитора в квартиру, минуя экран, словно оного и не было, и рассек на две половинки красивую Ларочкину подушку, одетую в оставленную девушке бабушкой преданное: наволочку тонкой красивой вязки ирисом, которую бабушке подарила одна старушка из Польши или Венгрии, когда Ларина бабушка эвакуировалась во время войны.
    Снег из высвободившихся перьев заполнил половину комнаты. Наверное, не стоит умалчивать, что вслед за мечом сквозь монитор влетел в комнату и сам Зелгадисс и свалился таким образом, что головой оказался в самом рассаднике перьев, а ногами зацепил и уронил компьютерный стул. Короче, устроил погром в квартире кроткой девочки.
    А ведь перья имеют одно нехорошее свойство: щекотать в носу, пусть даже этот нос (как было у Зелгадисса) каменный.
    – Апчхи! – Зелгадисс самопроизвольно чихнул пару раз, и оставшиеся в рассеченной им подушке перья разлетелись по кровати, облепили его одежду и запутались в его волосах.
    – Ой, где это я? – сказал сам себе Зел, когда ему дошло убрать нос подальше от перьев.
    И тишина. Никого вокруг, только радио на кухне поет: «Я шоколядный заяц, я лясковый мярзявец…» Да и светло вокруг, не то, что в том лабиринте, где он только что был.
    – Лина, Амелия, Гаури! – крикнул он громко, но никто из друзей не отозвался, только где-то в ответ пролаяла собака.
    – Ага! – догадался Зелгадисс, указав себе пальцем на потолок.
    – Даму Брас! – спокойно, но как-то грозно произнес он, подняв руки.
    Из ладоней мага посыпались электрические искры, и мощный поток воздуха сделал ровненькую дырочку в потолке, достаточную для того, чтобы Зелгадисс смог просунуть туда голову.
    – Левитейшен! – было следующим заклинанием Зела, и он поднялся в воздух и просунул голову в дырку.
    – Амелия, Ли… – начал было снова звать друзей Зел, как обнаружил, что за потолком находится примерно такое же помещение, как и то, где он сейчас находился, что он сделал дыру в потолке той комнаты, а еще и в ковре, лежащем на полу комнаты выше, а еще на Зелгадисса смотрела злая-презлая бабка, лет 80 на вид (таким даже химеры из сказок, которые магией пользоваться умеют, не страшны).
    «Если я отсюда не уберусь, она точно применит Драгу Слейв!» – пронеслось в голове у Зела, и он решил вернуться в комнату Ларисы… Драгу Слейв, кстати, – самое сильное заклинание черной магии, и оно может без проблем уложить дракона, что уж говорить о маленьком Зелгадиссе.
    – Эй ты, наглец, ты мой туркменский ковер прожег! Ты что себе позволяешь? У, молодежь пошла! А еще Ларочку тихоней называют! В тихом омуте черти водятся! Вот вызову милицию, будешь там оправдываться.
    Мало слов из этого потока брани было понятно Зелгадиссу, но то, что это сплошь и рядом отрицательные эмоции, он понимал прекрасно.
    – Сделать дырку – ума много не надо, – заключил Зелгадисс, сидя на кровати и уставившись на бабку, просунувшую голову в нее, – как бы мне ее заткнуть…
    – А, ролевушник! – ворчала бабка, разглядывая сидящего на кровати Зелгадисса, – Из-за таких, как ты, в магазинах я меч не могу внучку купить, зеленые тени для глаз себе и…
    И кто сказал, что у Зелгадисса нервы железные? Наши русские бабки любого из себя выведут. Взгляд милой химеры упал на Ларисин стул для компьютера, спинка которого как нельзя лучше входила в дырку в качестве затычки. Да и силы особой мечнику не понадобилось, чтобы отломать спинку от кресла (в принципе, не надо быть силачом, чтобы пластмассовые китайские винты отломать).
    – Знай, гаденыш, я пожалуюсь в ЖКХ! – были последние слова бабки, прежде чем Зел заткнул дырку.
    Еще несколько минут слышались ворчания старушки и постукивания по спинке кресла, а потом все прекратилось. Зелгадисс облегченно вздохнул и вынул из своей металлизированной шевелюры парочку перьев. Но его спокойствие длилось недолго. Вскоре в дверь постучали, и раздался голос знакомой Зелу старушки:
    – Открывай, ряженый!
    Зелгадисс на цыпочках подкрался к двери и посмотрел в глазок. Там, за дверью, собралось все население дома, кому было за… лет за 70… женского полу (они всегда все первые знают, и все новости из Бразилии, и из собственного дому).
    «Это меня начинает веселить!» – подумал Зелгадисс, – «Меня эти маленькие орки достали!» И он взялся своей каменной рукой за ручку. Не знал же Зел, что Лариса дверь на ключ закрыла.
    – Открывай, открывай, а то мы дверь снесем! – раздалось из-за двери ворчание.
    «Дверь не открывается», – подумал Зелгадисс, – «Если я не открою, взломают они, если не выломают они, выломаю я… » (железная логика рубак, не так ли?)
    – Даму Брас! – прочитал Зелгадисс заклинание тем же невозмутимым тоном, и дверь под напором воздуха и электричества сорвалась с петель и упала на лестничную площадку. Благо, бабки отошли, а то бы прибило ненароком кого….
    – Ну и что вам от меня надо? – отмороженным тоном спросил Зелгадисс у бабок.
    Они все синхронно сделали угрожающие ухмылки на лицах и та самая, из квартиры выше, заявила:
    – Купишь мне новый ковер!
    – Да, пожалуйста! – спокойно ответил Зел, после чего бабки, как-то сразу потеряв интерес к делу, «растеклись» по всему подъезду в свои квартирки.
    Зел недоуменно пожал плечами и принялся припаивать сорванную с петель дверь.

    Глава 4. Встреча с хозяйкой
    Лариса-рационалистка тут же сменила на посту сентиментальную Ларису и начала быстро вспоминать школьный курс ОБЖ на тему «Воры в квартире».
    - Машка, ты дверь забыла закрыть? – крикнула она вглубь квартиры и вошла.
    Ничего странного в квартире не было, только единственная комната и прихожая были усыпаны перьями. На лице у девушки всплыла до ужаса удивленная гримаса. В ванной бурлила вода, а Лариса не могла припомнить, выключила ли она ее, когда торопилась на работу… Компьютер был на месте, рядом с ним стоял стул без спинки, а спинка была интересным образом приделана к потолку прямо над диваном.
    На диване же лежала разрубленная подушка и… двуручный меч. Лариса, забывшая от удивления о возможности нахождения в ее квартире воров, взяла меч в руки.
    – Точь-в-точь как у Зелгадисса в «Слеерсах», - прошептала она себе под нос, – и такой тяжелый, интересно, откуда он тут…
    Девушка положила странно появившийся в ее квартире меч под кровать и с горечью посмотрела на разрубленную наволочку.
    – Бабушка, к счастью, ее можно починить.
    Но тут в ванной выключили воду.
    «Возможно два варианта: вода кончилась и кто-то в моей квартире…» – сразу пронеслось в голове у Ларисы, и она вытащила меч из-под кровати. – «Рубить я не могу, но в морду дать удастся…» – Лариса автоматом предположила второе, так как первое случалось обычно в 10 утра, а не в 7 вечера, когда сантехники из ЖКХ выходили на работу и что-то неправильно вырубали.
    Девушка, до сих пор не снявшая куртку (мало ли) стала у самой двери в комнату, замахнувшись мечом, чтобы не лезвием по лицу пройтись, а торцом.
    – Фух, кажися, все перья из головы вымыл! – услышала Лариса нежный мужской голосок.
    Женская интуиция отсчитала несколько секунд и саданула мечом в дверной проем. Меч ударился обо что-то очень твердое, и Лариса от отдачи не удержала меч в руках. Нет, это было явно не человеческое лицо, Но что же тогда? Через мгновенье Лариса услышала:
    - Б-б-б-больно же!
    «Раз ему больно, он не сможет навредить мне», - подумала Лариса и выглянула в коридор… Сказать, что она потеряла дар речи – не сказать ничего. В коридоре прямо у двери в комнату на полу сидел в одних трусах и сапогах и лечил разбитый до крови нос…
    - Зелгадисс… - в ужасе вымолвила Лариса.
    - Откуда… ты меня знаешь? – все еще закрывая руками нос, спросил он.
    - Я… три сериала про тебя смотрела, каждый раз по пять, книжку читала у Канзаки… и ты там мне больше всех… это… нравился.
    Зелгадисс убрал руки от исцеленного носа и, посмотрев на незнакомую, давшую ему в нос девушку, взглядом бедной несчастной покрасневшей от смущения прелести, спросил:
    – А где остальные? Где я?
    Лариса не могла ничего ответить. Она как вкопанная стояла в двери и не могла оторвать взгляда от материализовавшейся в ее квартире мультяшки.
    – Ты в России, 2003 год, 17 апреля. Больше я ничего сказать не могу. Откуда ТЫ тут?
    Зелгадисс потупил взгляд на полотенце, которым он вытирал голову, полностью издырявленное и изорванное его металлизированными волосами (если у вас дома поселится Зелгадисс, запасайтесь полотенцами из брезента ^_^):
    – Хотел набить Кселлосу рожу, размахнулся, и вместо Кселлоса распорол твою подушку, вот весь день отмывался…
    Лариса протянула Зелу большую длинную футболку, которая была рассчитана не только на девушек.
    – На, возьми, не будешь же ты у меня голый сидеть, пока я разбираюсь, в чем тут дело.
    Какая же доверчивая эта Лариса! А если бы Зелгадиссом переоделся преступник? Нет, преступник бы не смог магией нос лечить.
    Зелгадисс, когда ему протянули футболку, расплылся в улыбке. «А он так редко улыбался в сериале…» – припомнила Лариса. Аккуратно раздвинув пальцами горловину, чтобы невзначай не порвать чужую вещь проволочными волосами, Зел надел футболку.
    – А вот штанов в моем доме нет на тебя, - извинилась Лариса, – я ниже тебя немного, да и похудее буду, я же девушка.
    – Ну, юбку я в жизни не надену, – посмеялся Зелгадисс, вставая с полу.
    – Я и не предлагаю, - подмигнула Лариса, копаясь в шкафу с одеждой, - а шорты летние, не видно, что женские, наденешь, пока твоя одежда сохнет?
    – Давай, если действительно, штанами не запаслась, - ответил вошедший в комнату Зел.
    Хозяйка протянула ему одежду и вышла из комнаты, чтобы, наконец, оставить куртку на вешалке.
    – Оденешься, приходи на кухню, чай попьем.
    – А кофе…?
    Лариса промолчала. Потому что она терпеть не могла кофе.
    А пока чайник кипятился, Лариса достала пылесос и начала избавляться от перьев в коридоре, а когда Зел вышел из комнаты – там.
    – Кстати, девушка, как тебя зовут? – спросил Ларису Зелгадисс с кухни, – Я же про тебя мультики не смотрел.
    – Ой, забыла совсем, – прокричала девушка из комнаты, и тут же вбежала на кухню, – Лариса Мазина я.
    – Красивое имя, – протянул Зелгадисс, оторвавшись от чашки чая, – А ты магией не умеешь?
    – У нас никто не умеет, – грустно сказала девушка, теребя в руках пакетик от чая.
    – Если вы не маги, то как же я сюда попал, – это был очевидный вопрос.
    – Как говорит ваш Кселлос, для меня это секрет.

    Глава 5. Заговорщики
    – Этого я и боялась, - тяжело вздохнула Лариса, когда поужинавший Зелгадисс вошел в изрядно загаженную комнату.
    Многострадальная комната за день превратилась в отменную свалку. Ладно, перья еще были успешно пропылесосены, но меч в углу, спинка стула на потолке, а теперь еще разобранный на части компьютер…
    Зелгадисс стоял у окна и наслаждался красотой вечернего незнакомого ему города.
    – Чего случилось-то? – спросил он девушку.
    Сидевшая на полу рядом с компьютером Лариса поправила сбившуюся челку и, как можно более смелым голосом заявила:
    – Ты появился тут через этот ящик, иного не дано. Но я теперь не могу его включить. Не знаю, видимо были проблемы с электричеством, и сгорел предохранитель. Только это… - она увидела затуманенный взгляд Зелгадисса, - я не матерюсь, это слова такие профессиональные… Самое-то страшное, что сгорел винт непонятно каким образом. Уж не буду грузить тебя, Зел, что это такое, но, поверь, придется тебе пожить у меня пару неделек до зарплаты.
    Зелгадисс провел рукой по стеклу и грустно заметил:
    – Я неудачник, Лара. Сначала меня превратили в химеру, а теперь еще я оказался в твоей квартире, один… без друзей…
    – Последнее – из-за меня, неудачницы, – корила себя Лариса, собирая неработающий компьютер обратно, – в отличие от твоего дедушки, я в ответе за то, что натворила, и верну тебя туда, откуда ты у меня тут взялся.
    – Кстати, у тебя нету кофе?
    – Я его просто ненавижу! – отрезала Лариса, и тут ее взгляд упал на часы.
    10 вечера, а Андрей еще не звонил. Она рассталась с ним как максимум в шесть. Что-то не то. Девушка достала из сумочки телефон и, найдя нужную запись, нервно набрала номер на обычном городском телефоне.
    – Что это такое? – Зелгадисс умирал от любопытства.
    – Переговорные устройства: мобильное и стационарное… – быстро пояснила Лариса, потому что трубку на той стороне уже взяли, – Здравствуйте, а Андрея можно?... Как нет?!...
    Лариса машинально опустила трубку телефона на рычажок.
    – И явно неприятное, – пояснил Зелгадисс.
    – Да, - согласилась Лариса, не глядя на своего незваного, но такого приятного гостя, – Дала одному парню штуку рублей, он обещал привезти товар, а он не тот телефон дал… А у меня теперь ни денег, ни товара…
    Зелгадисс очумевшим взглядом окинул Ларису и спросил:
    – А ты его знаешь?
    – Нет, совершенно. Он дал мне этот телефон и сказал, что он хозяин одного магазина… Ничего, наверное, я ошиблась, завтра на работу ему позвоню.
    – ЛА-РИ-СА!!! – Зелгадисс тряс ее за плечи, – Ты просто себя уговариваешь, ты не хочешь в это верить, но ты чересчур доверчива, и он этим воспользовался и забрал у тебя деньги.
    Лариса в слезах покачала головой:
    – Нет, Зел, не меряй все под свой мир. Он такой милый, он не мог…
    – Лина Инверс бы за такое «не мог» уже давно Драгу Слейв бы ему сделала.
    – Ну и где ты его теперь найдешь? – обезнадежено спросила Лариса и сама ответила на свой же вопрос, – Да нигде! У нас в городе живет миллион человек, из которых я знаю полторы сотни от силы.
    Зелгадисс от удивления сел мимо стоявшего неподалеку от него компьютерного стула, от чего на четвертом этаже, наверное, подумали: «Неужто Лариса слона завела…»
    – Мил-ли-он? – еле шевеля губами, переспросил Зел.
    – Не волнуйся так, Зел, – уверила его Лариса и улыбнулась, – Зато как интересно жить тут.
    А Зелгадисс тем временем встал с полу и изучал брошенный на стол мобильник. Это устройство, очень необходимое в начале 21 века, оказалось для химеры из совершенно другого мира не таким и сложным. И вскоре Зел зачем-то ковырялся в разделе «Набранные номера».
    – Это кому ты звонила, да? – полюбопытничал он.
    И тут Лариса увидела свой драгоценный телефон в руках у ламера и выхватила «игрушку» у «мальчика»:
    – Да, ко…
    И тут до нее кое-что дошло… Телефон! Ведь Андрей звонил с ее телефона! И этот номер значился в самом верху списка.
    – Ты гений, Зел! – радостно крикнула Лариса и бросилась к телефону.
    Зелгадисс недоуменно пожал плечами.
    – Он звонил с моей мобилы, и я найду его по набранному номеру! Как же я сама не додумалась!
    Девушка моментом набрала городской номер и стала ждать ответа. Ответ был прямо-таки обескураживающим:
    – Здравствуйте, с вами говорит автоответчик. Вы позвонили в ветеринарную клинику Бориса Соболева. В настоящий момент клиника закрыта, вы можете оставить сообщение после гудка или передать факс…
    Лариса со злости сжала трубку в руке и с ненавистью прошипела в сторону Зела:
    – Ветлечебница… блин…  ЧТО ему там надо было?
    – Слушай, Лара, – Зелгадисс встал и забрал трубку из ее руки, – а тех денег, что у тебя «позаимствовали», хватит, чтобы тебе этот винт купить и меня домой отправить?
    Лариса закрыла глаза, считая в уме деньги:
    – В принципе… у меня есть две на черный день, плюс та одна, да, должно хватить, только…
    – Значит так, – Зелгадисс схватил свой меч и направил его для красоты (ну, чтобы повыпендриваться) в сторону Ларисы, – Я помогу тебе найти этого подонка!

    0

    2

    Глава 6. К слову об уличных разбойниках
    Лариса приоткрыла глаза. О, боже, уже утро, целых 7 часов, через час ей выходить, а спать так хочется. Рядом с ней в постели спал Зелгадисс, обняв обеими руками подушку. Только не надо думать ничего непристойного, что поделать, если у Ларисы один единственный диван, не в ванной же спать. Девушка аккуратно провела рукой по колючей металлизированной прическе Зела, пробормотав себе под нос:
    – Это точно был не сон…
    А потом она добавила:
    – Счастливый ты, Зел, не надо на работу переться.
    После этих слов она сделала над собой усилие и пошла в ванную.
    Зелгадисс проснулся от резкого света в глаза. Конечно, солнышко уже высоко. Он болтал с хозяйкой этой квартиры часов до 2 ночи, если не дольше, не мудрено, что он только в полдень продрал глаза. Вот только хозяйки уже дома не было, вместо нее на подушке лежала записка и фиолетовая денежная купюра.
    «Дорогой Зел, я решила не будить тебя и ушла на работу. Приду, как вчера, в 6 вечера, а ты без меня сходи, пожалуйста, в магазин, деньги оставила. Только не надевай плащ и не бери меч, чтобы на тебя не пялились. А завтра я не работаю, и мы сходим в клинику для животных. Лара».
    – В магазин, значит, – сказал себе Зелгадисс, складывая денежку, – покушать, значит, купить, ладно-ладно.
    Одежда Зелгадисса за ночь высохла, поэтому и отправился он в магазин в своей толстовке и брюках. Совершенно не подозрительный молодой человек, не беря во внимание его зеленовато-серого цвета кожи и больших ушей. Лариса научила еще вчера Зела пользоваться ключами, а то если каждый раз выходя из квартиры, он будет выламывать дверь, девушка на замках разорится. Вот и уходя в магазин, Зел совершенно цивильно закрыл дверь в квартиру и прикрепил ключ от замка на ремень, чтобы не потерять. Зелгадисс спускался по лесенке, мурлыкая себе под нос веселую песенку, как вдруг на площадке второго этажа он увидел не очень хорошую сцену: человек в черном носке на голове прижимал к груди бабку с 6 этажа, которая вчера наезжала на Зела по поводу дырки в полу. Эта странная личность шипела:
    – Так деньги или жизнь?
    Под ногами мужика в носке лежала бабкина сетка из-под рассыпанных по всей площадке продуктами.
    – Ни копейки не дам твоему отродью, Колян.
    «Хорошо, что Лины тут нет, а то из-за этого грабителя весь дом бы своими заклинаниями разнесла,» – подумал Зелгадисс про одну свою знакомую… Но нужно было что-то предпринимать, этот мужик в носке ведь мог запросто перерезать горло старушке и не извиниться.
    – Если тронешь бедную женщину, я сожгу тебя дотла! – крикнул Зелгадисс.
    Грабитель оттолкнул старушку и посмотрел наверх, на площадку, где останавливался лифт, где и стоял Зелгадисс.
    – Тогда Я ТЕБЯ ограблю! – ответил вор.
    – Попробуй, – совершенно спокойно ответил Зелгадисс.
    Грабитель побежал наверх, чтобы наподдавать появившемуся не вовремя Зелгадиссу. Бабка, мигом смекнувшая, что спасена, кинулась собирать разбросанные продукты, причитая:
    – Беги, сынок, не связывайся с Коляном.
    – Флеа… Эрроу! – как можно более отмороженным тоном произнес Зелгадисс, и в его руке образовался пучок огненных стрел.
    Грабитель от удивления рот открыл и бросился бежать, да не рассчитал и навернулся на ступеньке и скатился кубарем на второй этаж, где до сих пор стояла бабка. Зелгадисс лишь усмехнулся и пустил все стрелы в мягкое место Коляну. На штанах грабителя образовалась неприличных размеров дырка, и он, со стыда сгорая, побежал быстрее прочь. Зелгадисс лишь усмехнулся и спокойно пошел дальше. Только вслед он услышал благодарный голос старушки:
    – Спасибо тебе…
    – Лучше идите домой, пока он штаны зашивает, – бросил ей в ответ Зелгадисс.

    – Слышь, Васян, – говорил минут через 15 уже одетый в новые штаны грабитель в предбаннике универмага, – на нашей территории конкурент появился.
    Васян картинно зевнул, показывая всей честной публике страдающий недостатком зубов рот:
    – И чего ты его не пришил тогда, а, Колян?
    – Дык, Васян, он шаманить умеет, я еле ноги унес, а еще у меня от его шаманства задница как у павиана!..
    И надо было Зелгадиссу именно в этот момент пройти мимо этих двоих. Он нес большой пакет с продуктами, с очень вкусными продуктами…
    – Это он, – шепнул Колян.
    – И ты боишься такого хлюпика? – с укором в голосе спросил Васян, – да я эту малявку уложу на лопатки одним ударом, что он даже и нашаманить не успеет, и еще весь его хавчик заберу. Ты видел, сколько в мешке у него КОФЕ!!!
    Зелгадисс шел малолюдной аллейкой к дому. Малолюдно – это мягко сказано. Даже в светлое время суток прохожий на аллее – редкое явление. Поэтому не было проблемой для Зела услышать, что за ним кто-то крался. Зелгадисс обернулся на шум и увидел того самого грабителя из подъезда. Только грабитель теперь был с дружбаном. Они молча надвигались на Зелгадисса, достав ножи из карманов.
    – Вам меня не зарезать, – холодно ответил Зелгадисс.
    Но его слова, кажется, были пустым звуком для двоих грабителей.
    – Ну, ваше дело… – бросил тогда Зелгадисс и продолжил свой путь домой.
    Через несколько секунд он почувствовал, как что-то толкнуло его в спину, и холодный апрельский ветерок ворвался в образовавшуюся на спинке толстовки дырку, мягко лаская каменную кожу. Зелгадисс молча обернулся на остолбеневших грабителей:
    – Я же говорил…
    – Я ему горло перережу! – крикнул Васян и бросился на Зелгадисса с ножом, но вскоре верзила сидел на земле, а сломанный нож валялся далеко в стороне.
    – Мужик, ты что, броневой? – просопел Колян.
    – Знали бы вы, как мне надоели всякие идиоты типа вас, – холодно сказал Зелгадисс, повернулся и пошел дальше, – Если вы от меня не отвяжетесь, мне ничего не будет стоит убить вас…
    Васян было побежал вслед за уходящим Зелгадиссом, но Колян схватил дружбана за руку.
    – Васян, не надо, давай лучше территорию сменим. Молись, что он на тебя огнем не шаманил. Опасная личность…
    Пока два грабителя рассуждали о своей карьере, Зелгадисс уже дошел до подъезда, где на лавочке скучали три бабки, в том числе и недавно спасенная от грабителя бабка с 6 этажа. Отчаянная личность, ее спасли, а она снова на улицу пошла.
    – О, Нафаня! – крикнула Зелу спасенная старушка.
    – У меня другое имя, бабуля! – пошутил Зелгадисс, заходя в подъезд.
    – Нафаня, там света нету, – пожаловалась старушка, – раз ты огонь можешь делать, может, посветишь нам, а то мы зайти по темноте не можем.
    – Без проблем, – ответил им Зелгадисс.
    Бабки сразу же пошли за ним. В подъезде, действительно, было темно, хоть глаз выколи.
    – В ЖЭКе  сказали, что через час приедут, а мы столько ждать не можем, у нас сериал начинается через 5 минут, – причитали бабки.
    – Лай-тинг, – сдержанно произнес Зелгадисс заклинание света, и на его ладони образовался светящийся не хуже лампочки шарик. Маг отпустил световой шар под потолок и бросился быстрее бежать в свою квартиру на пятый этаж, чтобы не отвечать на вопросы пенсионерок.
    – Нафаня – просто чудо какое-то! – протянула одна из старушек, – только странный он какой-то и нелюдимый, лицо у него зелененькое какое-то и уши большие, волосы из проволоки будто, а еще колдует… Нафаня он… домовой современный…
    – Ну что ты чушь порешь, Агрефина, – заступилась Зелова соседка с 6 этажа, – домовенок и должен быть чумазым, мыться-то ему некогда…

    Глава 7. Красный свет…
    Зелгадисс сидел на кухне, потягивая кофе чашку за чашкой.
    «Если мы с Ларой идем к ветеринарному врачу, то чтобы выглядеть не подозрительными, нам нужно животное. Но у нас нет животного. Значит, его нужно достать!» – подумалось Зелгадиссу.
    Он ударил рукой по столу, залпом допил то ли десятую, то ли пятнадцатую чашку кофе и решил отправиться за животным. Конечно, человек (а Зел – человек?), который не жил в России начала 21 века (или любой другой стране), вряд ли знал, что животных в эти времена берут в зоомагазинах. Поэтому Зелгадисс и отправился путешествовать по улицам куда глаза глядят в поисках… животного.
    – Красный свет – дороги нет, – сказала молодая мамочка маленькому сыну, указывая на светофор.
    А Зелгадисс уж и переходить собрался. Откуда ему правила дорожного движения знать? Конечно, дорога, кишащая машинами, не была особой проблемой для Зела, только вот применять летательные заклинания в толпе было бы несколько подозрительно.
    По пути Зелгадиссу встречались совершенно неподходящие животные: общипанные воробьи и собаки на поводках. Первые были дикими, и их вряд ли можно было (да и нужно ли было?) вести к врачу, а у вторых уже были хозяева, которые вряд ли для прогулки до ветеринара отдали бы свое животное напрокат. Да и мечтал Зелгадисс о козе или корове. Вот это животные! Не то, что всякие избалованные собачки в жилетках!
    Только не надо бояться, что Зелгадисс мог так просто заблудиться. Отнюдь нет. Мало того, что он магическую метку на дверь квартиры поставил, он еще и повороты на улицах считал, да еще и табличку на доме запомнил «Ул. Куйбышева 59 -> ». Только далеко пришлось уйти гостю из мультика в поисках коровы, очень далеко. Не один переход со светофором он миновал.
    Зелгадисс уже почти автоматически останавливался перед светофором, когда там горел красный свет, и мгновенно срывался с места, как и вся толпа, когда загорался зеленый.
    Так было и на одном из переходов, после которого следовал целый квартал частного сектора. Сколько там коров-то! Зажегся зеленый и Зелгадисс в толпе начал переходить улицу. Навстречу шла такая же толпа.
    Вдруг Зелгадисс повел ухом и резко посмотрел направо. Не видя переходящей толпы, по дороге неслась иномарка, а впереди толпы, что шла навстречу Зелгадиссу, была женщина с девочкой лет шести. «Они столкнутся!» – пролетело в голове у Зелгадисса, и он выскочил вперед, оказавшись как раз между несущейся машиной и женщиной с ребенком. Женщина, поздно увидевшая машину, в ужасе посмотрела налево и увидела, словно в замедленной съемке, иномарку, сбивающую ее дочь с ног. Она в ужасе закрыла глаза шелковым платком… Сейчас случится что-то ужасное… Скрип тормозов, звук столкновения, крики толпы зевак… Женщина в страхе убрала платок с глаз. То, что она увидела, не могло не удивить ее.
    На переходе стояла помятая красная машина, из которой выходил мужик с наглой гримасой на лице, пощелкивая пальцами, а рядом, прикрывая спиной ребенка, скорчившись, сидел молодой человек с серо-голубыми, казалось бы, поседевшими, волосами.
    – Эй, мужик, за ремонт платить будем? – нагло заявил водитель.
    – Красный свет… – из последних сил прохрипел Зелгадисс, – дороги нет…
    И он упал ничком на дорогу. Девочка дрожащими ручонками обняла дрожащую маму.
    – Он… спас меня…?
    – Мне нефиг связываться со всякими отбросами общества типа тебя! – заявил водила и пнул Зелгадисса под бок.
    И зря. У водилы по ноге прошла такая боль, будто он пнул не человека, а булыжник, а Зелгадисс как лежал, так и продолжал лежать на том же месте.
    Мама спасенной девочки вызвала врачей по своему сотовому, пока толпа зевак объясняла зазнавшемуся водителю правила дорожного движения. Но самое удивительное было то, как быстро врачи закинули Зелгадисса на носилки. Особенно водитель-нарушитель с долей уважения смотрел на двух парней-санитаров, которые подняли этого странного человека с земли словно пушинку. Нога же у водилы все еще ныла. Толпа с удивлением отшатнулась, когда врачи перевернули пострадавшего на спину.
    – Да он позеленел уже, – крикнул кто-то из толпы.
    – Но пока дышит, – заметил врач, – а по инструкции, если дышит, значит, жив, а раз жив, то мы обязаны доставить в больницу независимо от цвета кожи и национальности.
    Когда скорая отъехала, толпа зевак медленно рассосалась, наглый водила-нарушитель сел в свою раздолбанную машину и уехал, поняв, что ему не с кого деньги на ремонт содрать. А женщина со спасенной девочкой еще долго стояли у светофора.
    – Мама, а дядя не умер? – наивно спросила девочка.
    – Нет, добрый доктор вылечит его… наверное…
    – А почему он зеленый? – не унималась девочка.
    Женщина не знала, что и ответить. Шок, страх потерять дочь в одно мгновение, этот странный тип, который своим телом смял машину, зеленый… и с большими ушами…
    – Наверное, – догадалась женщина, – потому что за зеленым светом следит… хотя, не думаю, что на него можно положиться, светофоров в городе много, за всеми не уследишь.
    Девочка грустно вздохнула и с тоской посмотрела на горевшего в светофоре зеленого человечка. Она, наверное, поверила… чисто и наивно, как верят в Деда Мороза.

    Глава 8. Скорая помощь всех спасет
    Зелгадисс очнулся оттого, что его чуть ли не тошнило, чуть ли не выворачивало. Он лежал на медицинских носилках в машине, подскакивающей на каждой колдобине. Очень сильно болело в спине и коленках. Зелгадисс повернул голову и увидел врача с водителем в кабине машины. Радом с ним, несчастным пациентом, к его счастью, никого не было. Зелгадисс задрал толстовку и приложил руки к животу.
    – Ре-ко-ве-ри… - тихо произнес он заклинание для излечения, и из его рук начал струиться перламутровый свет, который с большой скоростью заживлял ушибы.
    Как вдруг Зелгадисс ударился головой о стену кабины. Как же не так, машина остановилась, и врач с водителем пошли вытаскивать носилки. Зелгадисс быстро окончил заклинание и опустил толстовку, будто он так и лежал без сознания всю дорогу. Да-да, еще и глаза закрыл, чтобы врач подумал, что он, Зел, без сознания. У входа в приемный покой носилки подхватили четверо врачей и повезли их на огромной скорости, естественно, в операционную. Зелгадисс изредка приоткрывал то один глаз, то другой в поисках укромного уголка, чтобы смыться. Носилки завезли в лифт и нажали на одну из многочисленных кнопок. И тут Зелу дошло… Когда лифт остановился и врачи начали вывозить носилки из него, Зелгадисс чуть слышно произнес заклинание полета:
    - Рэй… Винг…
    Его тело приподнялось над носилками, которые врачи укатили в сторону операционной, а больной приземлился на ноги в кабине лифта.
    – Идиоты! – бросил Зелгадисс в сторону убегающих и еще не обнаруживших пропажу врачей.
    Но на этом его проблемы только начинались, потому что двери лифтовой кабины начали медленно закрываться. Конечно, не велика проблема, если бы Зелгадисс знал, что с этим делать.
    Когда двери вконец закрылись, Зелу стало явно не по себе в помещении площадью в пару квадратных метров, и он естественным образом начал лапать все стены. Конечно, в один прекрасный момент его рука встала на какую-то кнопку, и лифт поехал. Зелгадисс сел в угол и задрал штанины. В коленках у него сильно ломило, и он больше не мог спокойно стоять в лифте, не подлечившись. Вдруг лифт остановился, и испугавшийся, занятый лечением, Зелгадисс поднял взгляд. В лифт вошла симпатичная медсестра в коротеньком халатике, девушка, от вида которых парней бросает в краску… Зелгадисс загляделся на нее, что даже забыл про излечение разбитых коленок, а девушка, окинув химеру удивленным взглядом, лишь бросила:
    – Дерматологическое на 14 этаже…
    Она нажала на кнопку «14» и еще на какую-то, и лифт снова поехал.
    – Дерьмо-чего? – переспросил ее Зелгадисс.
    – Дерматологи, врачи, которые решают проблемы с кожей, - пояснила медсестра, отвлекаясь от чтения своих бумаг.
    Слова такие подействовали на Зелгадисса получше всяких Рековери, и он вскочил на ноги, забыв даже про задранные по колено штаны.
    – Где они? – В глазах Зелгадисса горел огонь надежды, что он, наконец, излечит свою кожу и снова станет человеком.
    – Сейчас приедем, а вы пока штаны свои поправьте…
    Пока Зелгадисс поправлял свои штаны, лифт остановился, и девушка указала рукой:
    – Вон туда, в конец коридора.
    Жутко счастливый Зелгадисс вышел из лифта, а девушка поехала дальше. Коридор тянулся и тянулся, Зелгадисс шел мимо однотипных дверей с надписями фамилий врачей, но того, что ему надо было, он найти не мог. Пройдя по этому коридору раз пять туда-сюда, Зелгадисс, уставший от безнадеги, поймал первого попавшегося мальчика лет 10 на вид и напрямую спросил:
    – Слушай, где тут дерьмовый доктор?
    Мальчик изобразил на лице гримасу «задумчивого Кселлоса», а потом быстро ответил:
    – Вот! – он указал на кабинет за спиной у Зела с надписью «Стоматолог».
    – Спасибо! – радостно крикнул Зелгадисс, и уже готов был скрыться за дверью, как мальчик остановил его.
    – Дядя, постойте!
    Зел с удивлением обернулся. Мальчик протягивал ему бумажку.
    – Дядя, пусть счет за лечение пришлют по этому адресу.
    Зелгадисс удивленно пожал плечами и уставился на мальчика.
    – Дядя, ну пожалуйста!
    «Нашим легче, вылечусь на халяву!» – подумал Зелгадисс и вошел в кабинет, а мальчик в коридоре радостно крикнул сам себе:
    – Есть! Теперь мама будет думать, что я зубы вылечил! – и убежал подальше от дерьмового кабинета.
    Никогда в жизни химера по имени Зелгадисс не видел кабинета зубного врача. Зайдя на прием, по сему, он, открыв рот, окинул взглядом комнату. У окна стояло большое кресло, рядом с которым сновала огромная грузная женщина с включенной дрелью, а на столе у входа лежал журнал и куча бумажек. Зелгадисс положил на стол листок с телефоном женщины, которой нужно было прислать счет, и обратился к женщине с дрелью:
    – Я это… хотел бы подлечиться…
    Женщина только фыркнула в ответ:
    – Подождите за дверью…
    – Да я тут посмотрю, я не заразный, - тихо сказал Зелгадисс, сев на стул рядом со столом, где лежала вся бухгалтерия. Женщина еще несколько минут что-то сверлила, а потом еще долго разводила цемент (да-да, именно цемент, т.к. это было написано на мешке, стоявшем у кресла) и чего-то штукатурила.
    «Неужели еще кто-то есть с каменной кожей», – все время думал Зелгадисс. Не прошло и десяти минут, как женщина-шкаф закончила штукатурку, и с кресла встал очень красивый высокий молодой блондин. Он выглядел словно звезда эстрады с обложки журналов, а его холодный взгляд был направлен куда-то вдаль, поверх голов врачихи и приютившегося на стуле Зелгадисса, который рядом с таким человеком смотрелся маленьким и беспомощным.
    – Так, оплата, – грузным басом сказала женщина и взяла со стола листок, который положил Зелгадисс, и начала выписывать блондину счет за лечение на телефон того мальчика.
    – Но… – попытался остановить ее Зелгадисс.
    – А вас, молодой человек, я вообще в коридоре ждать попросила, так что, молчите уж...
    Зелгадисс бы убежал, потому что ему платить нечем, но, посмотрев на высокого блондина, он решил, что эта шкафообразная дама, наконец, превратит его големью кожу в человеческую. Но что же делать с деньгами? «Как же я расплачусь… А что, если…» – в голову Зелгадисса пришла нехорошая, но такая гениальная идея…

    Глава 9. Стоматологи химер не лечат
    Когда блондин ушел, шкафообразная дама настойчиво пригласила Зела в кресло.
    – У меня проб… - начал объяснять Зелгадисс, но врачиха прервала его:
    – Открывайте рот, все равно они там.
    – Но у меня… – Зелгадисс не унимался.
    Шкафообразная дама резким движением руки оттянула нижнюю челюсть Зелгадисса и быстро заполнила ему весь рот ватой.
    – Во-вя-во-ве-мы-в-во-вой… (у меня проблемы с кожей) – кричал Зелгадисс сквозь ватные шарики, когда врачиха ковырялась какой-то палочкой у него в зубах…. Фу, неприятная процедура.
    – О! Кариес! – Лицо дамы просветлело, и она, несколько раз ковырнув в одном из зубов, завела дрель.
    – Ве-ва-до-вои-вубы-вевить! – Закричал Зелгадисс и начал выкидывать руками ватные шарики изо рта.
    Это жутко разозлило врачиху и она, оставив дрель включенной, привязала Зелгадисса к креслу (у русской бабы еще та силища) и затолкала всю вату обратно в рот.
    Сверло все приближалось к больному зубу Зела. Страшно! От ужаса несчастный Зелгадисс вытаращил глаза, и закричал бы, но вата во рту мешала (видимо, для этого и предназначено было такое ее количество).
    Где-то через полчаса врачиха закончила с пломбой и направилась к столу.
    – Куда прислать счет на оплату? – холодно спросила она.
    – Тевефон: фовок-вофемь-двавать-фефть-фефнадфать, увива Пивоневская, дом фыфнадцать, квавтива вовемь, – все еще с невынутой ватой изо рта назвал Зелгадисс адрес, который Лариса вчера вечером узнала по телефону. Зачем? Скоро узнаем, надеюсь…
    Шкафообразная врачиха, которой было глубоко все равно, кому она лечит, и кто ей платит (лишь бы платил), выписала счет и запечатала конверт, который вечером будет отправлен на улицу Пионерскую в указанный дом.
    – Как вас зовут-то? –  вдруг дошло врачихе, когда она увидела, что Зелгадисс уже направлялся к выходу.
    – Андвей, – сквозь вату представился Зелгадисс.
    – Все, можете идти.
    Как только Зелгадисс вышел из кабинета, он выплюнул на пол окровавленную, засыпанную раскрошенной зубной пылью, всю в слюне вату.
    – Вот дерьмо! – выругался он вслух, с ненавистью посмотрев на дверь покинутого только что кабинета.
    Уж что-что, а зубы Зелгадисс сам себе лечил. Он легко сковырнул свежую цементную пломбу, и после нескольких секунд применения лечебного заклинания, зуб был как новенький.
    Но расслабиться Зелу не удалось.
    – Вот он! – вдруг услышал Зел и обернулся на голос.
    В его сторону шли трое врачей, которые где-то час назад не довезли его в операционную. Зелгадисс быстро смекнул это и бросился бежать куда глаза глядят, и выпрыгнул в окно в конце коридора, разбив предварительно стекло.
    – У нас в морге места есть? – цинично спросил один из докторов.
    – Найдем, кого-нибудь на помойку снесем… – так же цинично ответил другой.
    А Зелгадисс тем временем успешно приземлился после прыжка с 14 (!) этажа на остановке неподалеку от больницы. Это ничего, что на него таращились, когда он летел, а теперь еще это странное создание…
    – Не подскажете, где улица Куйбышева? – спрашивает.
    Девушка, к которой был обращен вопрос, брюзгливо посмотрела на странное лицо Зелгадисса и буркнула:
    – Не знаю.
    – Вам на 18 троллейбусе до «Зоомагазина» надо, – ответил пьяный долговязый парень и обнял столб.
    – Спасибо, – холодно поблагодарил его Зелгадисс (хотя парень в этом явно не нуждался, а нуждался в «Антипохмелине») и стал ждать троллейбуса.
    Где-то минут через 15 подошел первый троллейбус, номер 4, потом еще через 10 еще один, тоже не восемнадцатый, короче, где-то через час, остановилось такое желтенькое, обклеенное солнышками и цветочками с номером 18, с виду автобус, но, судя по «рогам», самый настоящий троллейбус. Как только этот транспорт, который кто-то назвал троллейбусом, открыл двери, оттуда из каждой двери выпало человек по пять, но никто не вышел. Зелгадисс скривился, но еще час стоять на остановке, чтобы все пялились на его зелено-серенькое лицо с большими ушами, ему не хотелось. Сильным движением руки ему удалось-таки утрамбовать людей в троллейбусе так, что ему, Зелу, досталась целая подножка. Самое интересное, люди обратно не растрамбовались, когда троллейбус закрыл двери, и появилось еще немного пустого места.
    Троллейбус, вообще говоря, закрыл двери с трудом, и поехал дальше. Половину остановки Зелгадисс ехал спокойно, на него даже никто не пялился, всем не до этого было, а потом вдруг толпа резко растрамбовалась по углам и носом к носу с Зелом очутилась не менее шкафообразная, нежели зубная врачиха, дама в серой стеганой куртке с надписью на красной повязке на левой руке «Кондуктор».
    – Платить будем, молодой человек? – На весь троллейбус спросила она.
    – Будем, только сколько? – сдуру спросил Зелгадисс.
    Почему сдуру? А потому, что в ответ он получил:
    – Для тех, кто знает – 6 рублей, кто не знает – 10.
    Зелгадисс аккуратно отсчитал ей 6 рублей по 50 и 10 копеек и протянул со счастливым выражением лица (это выражение знает любой, кто хочет избавиться от килограмма мелочи в кармане!). Кондукторша даже билет отрывать не стала, а начала пересчитывать все и ругаться, что монеты по 10 копеек давно пора запретить принимать кондукторам.
    – Мало, – провыла в итоге кондукторша, – вы только 6 рублей дали, а я же ясно сказала, что те, кто не знает, платят по 10 рублей.
    Зелгадисс кисло улыбнулся, но денег не дал:
    – Так я же теперь знаю, что проезд в общественном транспорте – 6 рублей.
    Кондукторша готова была взорваться (да, взорвись такая бомба, мало не покажется), но только оторвала и протянула Зелу его билет «для тех, кто знает».
    На улице быстро смеркалось, и Зелгадисс уже начинал волноваться, что его с ключами от квартиры Ларисы занесло слишком далеко, что девушка, должно быть, уже давно ждет его под дверью, а он столько приключений на свою голову поимел. Она же вчера пришла засветло. Сейчас же уже больше 8 вечера.
    Какова была его радость, когда голос в динамике сказал: «Следующая остановка – Зоомагазин». На этой остановке, как ни странно, в отличие от многих предыдущих, выходило много народу, так что Зела вытолкали из транспорта довольно быстро. Сориентировавшись, что он находится прямо у супермаркета, Зелгадисс направился прямо во дворы, в безлюдную аллею, ведущую к дому. Как только Зелгадисс ступил на аллею, он в свете окон стоящего за деревьями дома, смог разглядеть три фигуры в конце аллеи… и все три были хорошо знакомы Зелгадиссу.

    Глава 10. Расправа
    Лариса ради Зела пораньше сбежала с работы. Впрочем, даже не только ради Зела. Одна сотрудница подарила ей белого пушистого котенка, а девушка согласилась. Не без задней мысли, что она как нельзя кстати сводит животное к ветеринару на осмотр.
    Примерно в 6 часов вечера девушка с котенкой за пазухой звонила в дверь своей квартиры. Никто не отвечал, и это очень беспокоило Ларису. Маленькая котенка начала громко мяукать, потому что она не любила сидеть за пазухой, ей подавай большой и мягкий диван. А хозяйка ее новая все звонила и стучала в дверь. Но Зелгадисс не открывал. Нет, он никак не мог разучиться открывать двери! Лариса же научила его обращаться с замком. Он спит? Где-то через полчаса Лариса уже поняла, что только мертвец не проснется, если она позвонит на телефон, но и трубку никто не брал. Страшная мысль начала охватывать ее разум: Зел все же заблудился, не надо было разрешать ему выходить из дому. А если его забрали в дурдом на опыты?
    Лариса перепугалась не на шутку. Ведь “Slayers” без Зелгадисса – как море без соли. Девушка все же взяла себя в руки и позвонила в дверь соседке. Ей открыла женщина преклонных лет с кошкой на руках.
    – Антонина Семеновна! – умоляла Лариса, – можно от вас в больницу позвонить?
    – Тебе плохо, Ларисочка? – С заботой матери в голосе спросила Антонина.
    – Нет, не плохо, боюсь, что мой гость, который вчера ко мне приехал, туда попал…
    – Ну звони, звони, мне не жалко…
    Антонина положила рядом с телефоном справочник и удалилась на кухню.
    – И еще, не могли бы за котенкой временно присмотреть? – крикнула вслед девушка.
    – Выпускай, обласкаем, – последовал ответ с кухни.
    Отпустив на пол изрядно испуганного белого котенка возрастом где-то месяца три, Лариса принялась быстро листать справочник. Но быстро не получалось, потому что в справочнике отсутствовала функция «Поиск по ключу», так привычная Ларисе в своем электронном справочнике. Да и как всегда бывает, когда торопишься, страницы не листаются, нужный телефон не находится, зато находятся сотни ненужных, но таких интересных, например, телефон какого-то Пофигайло… а время, как кажется в такие моменты, бежит немыслимо быстро. Вскоре Лариса таки нашла клинику для душевно больных и набрала номер.
    – Психбольница, – ответил на том конце провода грубый мужской голос.
    – Здравствуйте, к вам… это, – робко спросила Лариса, потеряв все слова, – парень ростом… метр семьдесят, на вид лет двадцать, с седоватыми волосами и зеленоватой кожей…
    – Так вам мерещатся зеленые человечки? – не дослушав, спросил мужчина.
    – Нет, я говорю о моем друге…
    – То есть, ваш друг – зеленый человечек? – переспросил голос.
    Лариса помялась, главное, не дать себя оболтать:
    – Ну, можно сказать и так, он химера у меня… Так поступал к вам? Его зовут Зелга…
    – Не важно, оставьте адрес, мы вам его привезем.
    – Куйбышева 58, квартира 19.
    В больнице быстро положили трубку, но Лариса почуяла что-то недоброе. И чувства эти ее не обманули. Хорошо, что она не вышла в коридор и осталась у соседки. Минут через десять в ее дверь начали отчаянно звонить два санитара, держащие смирительную рубашку наготове. Как всегда в дурдоме работают дураки, которые ничего не понимают.
    – Ларочка, это ты себе психушку вызвала? – тихо спросила у уставившейся в глазок Ларисы соседка.
    – Я хотела как лучше, – пожаловалась Лариса.
    – А получилось как всегда, – грустно добавила соседка.
    Ну, психиатрическая служба хоть и непонятливая, но и нетерпеливая. Безуспешно поломившись в двери пустой квартиры с полчаса, санитары выругались и ушли.
    Выждав некоторое время, чтобы скорая отъехала от дома подальше, Лариса попрощалась с соседкой, оставила ей на вечер свою котенку, и отправилась на поиски Зелгадисса в окрестностях своего дома.
    К тому времени на улице смеркалось, народу становилось меньше, потому что многие боялись бродить по дворам одни. Да и Васян с Коляном на работе, как их только милиция за полгода словить не может…
    В этот раз неугомонные Васян и Колян засели в кустах на безлюдной аллее, откуда днем их прогнал Зелгадисс с явным намерением насолить мерзкому шаману. Но тут им на глаза попалась куда более интересная жертва: молоденькая девушка в куртке до бедер, короткой клетчатой юбке и сапогах почти до колена. Лариса. Как только на такую симпатичную девчонку парни внимания не обращают? Зато Васян с Коляном заметили.
    – Хороша, Колян, – заметил Васян.
    – Зел! – крикнула Лариса в аллею, и ей отозвались…
    Только далеко не Зел. Перед девушкой мигом очутились два бугая не очень приятной наружности, потиравшие руки.
    – Мы уже давно тебя для себя приглядели, телка! – как можно ласковее заметил Колян.
    – Отстаньте от меня, – шепнула Лариса и попыталась сбежать, но Васян крепко сжал ее локоть.
    – Пока ты нам не дашь, мы тебя не отпустим.
    – У меня нет денег! – Заплакала девушка, и это была чистая правда, деньги она оставила у соседки.
    – А нам сегодня не деньги нужны, – протянул Васян, нежно поглаживая своей грубой рукой бедро девушки и задирая юбку.
    – Нееет! – заорала Лариса словно резаная, когда почувствовала, что грубая мужская рука уже залезла ей под колготки.
    Неизвестно, чем бы еще все закончилось, если бы как раз в этот момент не раздалось:
    – Файер Брандо!
    Куча огненных шариков окружила Васяна и Коляна, а Лариса почувствовала, что она не стоит на земле… она… летит? И приземляется? Она стояла на чужом балконе в объятьях… Зелгадисса? Она чувствовала, как отчаянно бьется сердце в его груди, как его теплые, нет, горячие руки держат ее за плечи… Да, у него каменная кожа, проволочные волосы, но у него большое человеческое сердце!
    – Зел… – пролепетала Лариса, – если бы не ты…
    – Не волнуйся, все будет хорошо… и прости, ладно?
    Он прижал ее голову к своей груди и провел рукой по ее шелковистым рыжим, мягким волосам… Когда-то и у него были такие же, когда его еще не превратили в эту ужасную химеру…
    – Да не за что мне тебя прощать, ты такой хороший, Зелгадисс, – ласково сказала она и обняла его за талию.
    Они так бы и стояли вечно на чужом балконе: обиженная девушка и герой-спаситель, если бы их хозяева квартиры не заметили. Нет, когда на Ларису Васян с Коляном напали, им было все равно, а когда на балконе, так сразу:
    – Воры! Воры на балконе! – орал женский голос за окном, – Я милицию вызвала, так и знайте.
    – Мы попали! – шепнула Лариса.
    – Нет, не мы! – сказал Зелгадисс и чуть заметно улыбнулся, взлетая вместе с девушкой.
    Вскоре они приземлились рядом с так ничего и не понявшими Васяном и Коляном. Они стояли, тупо уставившись друг на друга, в обожженной одежде и рассуждали, куда бы могла исчезнуть девушка. А зря они это делали именно тут! Догадливый Зелгадисс схватил этих двоих качков за шивороты и поставил их на тот самый балкон, где он только что стоял с Ларисой.
    – И что это было, Колян? – спросил Васян, очухавшись от полета.
    – А хрен знает… мы на чьем-то балконе и мне это не нравится.
    – Слушай, Колян, если нас загребут, заложим шамана? Сдается мне, его рук дело.
    – Моих, моих… – оба преступника повернулись в сторону аллеи.
    Прямо перед балконом левитировал Зелгадисс с девушкой на руках.
    – Мы не забудем завтра посмотреть криминальные новости, – отметила Лариса, и они вернулись на аллею, будто бы и всегда там были…

    0

    3

    Глава 11. Мява
    Котенка, которую Лариса назвала Мявой, как-то с опаской относилась к Зелгадиссу. Нет, не потому, что человек-химера сделал ей что-то плохое, просто у Мявы не выходило его царапать и кусать, а эти действия были наивысшим проявлением ее, кошачьей, любви. Знай она человеческий язык, она бы сказала хозяйке: «Убери этого отмороженного каменного хре… человека из своей квартиры, когтедерка из него никудышная». Но так как кошки по умолчанию не знают человеческого, белая и пушистая Мява была вынуждена, распушив хвост, ходить вокруг странного зеленого создания, которое Лариса звала совершенно не привычным для России именем Зелгадисс, и шипеть, шипеть, шипеть, пока он не уйдет из ее квартиры.
    Так бедная киса вела себя и до ночи, и еще больше начала возмущаться, когда этот странный человек, пьющий кофе чашку за чашкой, стал ложиться спать в ту же кровать, что и ее хозяйка, рыжеволосая милая девушка. Мява, не желающая допустить чего-то неэстетичного в своем новом доме (какая сознательная киса…. и это в 3 месяца) устроилась на подушке прямо между Ларисой и Зелгадиссом.
    – Вот и славненько, – прошептала Лариса, – теперь у меня трехспальный диван.
    Наутро все трое направились в клинику, как выяснила Лариса в горсправке, Бориса Соболева, находящуюся совершенно на другом краю города. Лариса бы никогда не отправилась туда, если бы: 1) ей нужны были деньги, чтобы купить винт, чтобы 2) отправить Зелгадисса назад к рубакам. Мява против своей воли прижалась к груди Зелгадисса и отчаянно шипела по этому поводу. Лариса, вообще-то, хотела взять кису себе, но она начала отчаянно царапаться и пришлось передать ее тому, кого кошачьи коготки исцарапать не могут.
    Где-то на полпути Мявочкина шипелка устала, и она спокойно уснула, протянув передние лапы по груди Зелгадисса. Такое не могло не понравиться даже бессердечному мечнику, и он мило улыбнулся.
    Где-то через час Лариса и Зелгадисс наконец-то вышли из маршрутки в совершенно незнакомом им районе. Зелу было приятно, что на него не тыкали пальцами и не спрашивали про цвет его кожи, и он не показывал своего удивления Ларисе. Просто людям вокруг было далеко не до аномального человека. Если кто не знает, то маршрутки по природе своей созданы для опаздывающих на работу, и опаздывающие могут не только, к счастью Зела, не обратить внимание на таких как он, но и сбить с ног, и не извиниться.
    Клиника была где-то во дворах. В арке между двумя домами. Не найти ее мог только откровенно тупой. Это была одна из лучших клиник города, и многие хозяева водили своих питомцев именно к Борису Соболеву. Вот поэтому и невозможно было не найти эту клинику. У входа на скамейке сидело человек пять с животными, и еще столько же стояло. Да, еще одна бабулька с коровой на поводке прогуливалась взад и вперед по газону с только что посаженными цветочками.
    – Кто последний, – спросила Лариса паренька с болонкой, когда они с Зелом подошли к скамейке.
    – Бабуля вон та, – с неохотой ответил парень, указывая на бабулю с коровой, и не без интереса разглядывая лицо Зела.
    – Чего уставился? – холодно спросил Зел и натянул повязку на лицо, чтобы его нестандартный вид особо не бросался в глаза… правда, ушки все равно торчали очень эффектно, и металлические волосы неестественным для волос цветом сверкали на солнце.
    Лариса почувствовала, что Зел может очень сильно нашаманить на этого парня.
    – Мы едем на ролевую игру, – исправила ситуацию Лариса, – мой друг сразу в костюме. Так что, не обращайте внимания.
    Паренек скорчил понимающую рожу и больше не пялился на Зела.
    Лариса перевела дух и поблагодарила Случай, что остановила кино не на Лине Инверс, а то бы она точно взорвала весь Ленинский район своим Драгу Слейвом (самым сильным заклинанием черной магии), а потом бы по всей стране говорили бы, что Бен Ладен, посредством каких-нибудь чокнутых камикадзе, решил взрывать российские города-миллионники. Да, Зел был сдержаннее! Но он такая ранимая натура… и все из-за каменной кожи.
    Очередь шла медленно, особенно когда в клинику прошла бабуля с коровой. Впрочем, очередь Ларисы подошла где-то к обеду.
    Надо было видеть, как бабка вытаскивала из клиники сопротивляющуюся корову… Ладно, хохмы на потом…
    Когда Лариса и Зел с Мявой на руках зашли в кабинет, доктор Соболев сидел за столом и чего-то писал. Рядом на столе лежал стетоскоп, а на стене висел телефон. Тот самый, номер которого сохранился у Ларисы в сотовом.
    – Да, какие проблемы? – дружелюбно обратился доктор к Ларисе и обернулся.
    Борис был молод, на вид лет тридцать, может, даже меньше, но точно старше Ларисы. Он был слеповат и носил очки с толстыми стеклами, которые делали его лицо страшноватым, а его соломенно-белые волосы бесформенно прической спадали на лоб и уши. Что делало его еще более страшным. Его темные глаза казались за толстыми линзами маленькими и зловещими на первый взгляд. А полные губы на его худощавом лице добавляли еще этой зловещести. Кошмар, да и только.
    – Я вчера взяла котенка, хочу проверить его здоровье! – настойчиво сказала Лариса.
    Борис долго осматривал беленького пушистика. Да, может, он и страшный с виду, но врач очень хороший, несомненно.
    – Вы взяли здорового котенка, – заключил врач и записал что-то в своем журнале.
    Лариса уже собралась уходить, но тут Зелгадисс сделал шаг в сторону доктора и отмороженным тоном сказал:
    – Вообще-то, наша Мява – только предлог.

    Глава 12. Бухгалтерия
    Лариса и Борис ахнули, а Мява прижалась к груди девушки.
    – Мы эльфов не лечим, – неудачно пошутил Борис.
    После этой фразы Лариса прочитала в глазах Зелгадисса ТАКУЮ ненависть и ТАКОЕ сожаление, что он не знает Драгу Слейва.
    – Нет, не Зел – истинная причина, – постаралась как можно более отрешеннее сказать Лариса.
    На лице Бориса читался испуг.
    – С моего телефона два дня назад после пяти вечера звонили вам.
    – Мне никто не звонил позавчера вечером, – отрезал врач.
    – Хм, – усмехнулся Зелгадисс, – а будешь врать, я комнату эту в пепел превращу.
    На правой ладони у Зелгадисса начал медленно зарождаться маленький файерболл, огненный шар.
    – Да, - добавила Лариса, – как тогда ваш номер сохранился в набранных и продолжительность звонка чуть больше двух минут…
    Маленькие глазки ветеринара забегали из стороны в сторону, как будто ища ответа.
    – Он высокий блондин, с телосложением Шварценеггера и ясными голубыми глазами, – ласково продолжила Лариса, – и называет себя Андреем…
    – Не знаю я никакого Андрея, не знаю я того, о ком вы говорите, – мельтешил Борис, нервно перебирая пальцами.
    Зелгадисс поднес руку с уже сформировавшимся на ладони огненным шаром к стопке тетрадей на столе.
    – А теперь знаешь?
    – Я не знаю, о ком вы, – в слезах взмолился доктор, – только не палите мою диссертацию.
    – Тогда на звонок ответил кто-то другой, – сказал Зелгадисс, туша файерболл.
    Ветеринар скривился, но промолчал.
    Лариса расстроилась и пошла к выходу, Зелгадисс, окинув Бориса взглядом, полным ненависти, последовал за ней. В дверях на них налетела невысокая нервная девушка с короткими окрашенными в красный вишневый цвет с желтыми переливами волосами. Она смогла оттолкнуть даже Зела и ворвалась в кабинет.
    – Простите, Борис Сергеевич, проспала, – впопыхах сказала она.
    – Ничего, Марина, – буркнул расстроенный последними посетителями Борис. – Тебе никто позавчера не звонил после конца смены?
    Девушка с ненавистью бросила колкий взгляд на зачем-то задержавшихся в дверях Ларису и Зелгадисса  и крикнула:
    – Я что, еще и помнить все обязана? И чего эти двое на меня так уставились?
    Последнее было обращено к задержавшимся в дверях посетителям. Они молча удалились, а девушка, уже нацепившая на себя халат медсестры, вышла на порог и проводила их взглядом до угла.

    Зелгадисс и Лариса вернулись домой практически ни с чем. Они двое, казалось, были никчемными сыщиками. Мява пила молочко из блюдечка, Лариса – чай, Зел сам себе готовил уже какую по счету чашку кофе…
    – Итак, врач утверждает, что не говорил по телефону даже под страхом уничтожения его бумаг, – подытожила Лариса.
    – А эта нервная девушка, Марина, – продолжил Зелгадисс, – Как она тебе. Мне она не понравилась.
    – Мне тоже, дура какая-то, – добавила Лариса.
    – А что, если тот Андрей звонил ей? – предположил Зелгадисс,  – Ты же не знаешь КОМУ он звонил в клинику… А клиника, кстати, работает до пяти, а Андрей тот звонил позже. Если Борис работает до 5, то он не знает, что было после, если сам, конечно, не задержался после работы…
    – Зел, тебе бы в сыщики, – похвалила его Лариса и вышла из-за стола. – Пошли-ка обратно, к клинике.
    Они были на месте уже полпятого. Очередь в кабинет стала меньше, но на этот раз Зел и Лариса были без кошки и не стали подходить в очередь. Они сели на скамейку у одного из подъездов, откуда хорошо был виден вход в клинику. Вот и последний мужчина с огромным ризеншнауцером вышел оттуда. «17-10» – посмотрела Лариса на часы. Через пару минут из клиники вышла Марина, застегивая куртку, и направилась куда-то во дворы, вскоре вышел и сам Борис, нажал какие-то кнопки на каком-то устройстве, похожем на сотовый телефон, и в окне зажглась лампочка… сигнализация. Борис положил пульт в сумку и побежал к остановке. Ничего подозрительного, но как только он свернул за углом, из-за дома вышла… Марина. Сначала она шла как-то неуверенно, а потом побежала. Подойдя к двери, она достала свой пульт и отключила сигнализацию.
    – Становится интересно, – сказал Зелгадисс, вставая, – Лара, сиди тут, а я послежу за ней.
    Девушка смиренно кивнула, уж кто-кто, а Зел мог сполна защитить кого угодно. Когда Зелгадисс заглянул в комнату, Марина доставала из ящика стола несколько изумрудных бумажек с надписью «1000». Затем она отыскала в ящике толстую книгу с надписью «Журнал регистрации». Зелгадисс к тому времени бесшумно пробрался в комнату и встал за спиной девушки, а она так была увлечена своим занятием, что даже не чувствовала чьего-то присутствия за спиной. Девушка черкнула короткую, но очень странную фразу в книге и положила ее обратно в стол, а Зелгадисс быстро выбежал из кабинета и убежал.
    Он сел на скамейку рядом с Ларисой, когда Марина прошла мимо них.
    – Лара, что за заклинание такое? – шепотом спросил Зелгадисс, – Д71К50=2000?
    Лариса мило улыбнулась. Хоть она и была программистом, но такие «заклинания» встречались у нее на работе часто.
    – 2000 рублей на зарплату наличными, – расшифровала девушка бухгалтерскую проводку.

    Глава 13. Тайна Марины
    Девушка по имени Марина нервно ждала на остановке маршрутку. И дождалась. Подъехал экземпляр с номером 48 с надписью на двери «Тише скажешь – дальше едешь» и девушка, небрежно бросив на землю испачканную в помаде недокуренную сигарету, села в кабину водителя. А зря. Ведь в салон то же маршрутки зашла невысокая девушка с густыми рыжими волосами, на голову выше кнопки-Марины, и жутко подозрительный высокий парень с огромными зелеными ушами, прячущий свое лицо в воротнике водолазки, с седовато-серебристыми волосами. Вышло так, что Лариса села спиной к водителю, а Зелгадисс – к Марине. Весьма неплохо. Если еще учитывать, что на каждой остановке в маршрутку подсаживались все новые и новые пассажиры и передавали деньги за проезд через подозрительного парня по имени Зелгадисс (кто не ездил никогда в маршрутках – среднее кресло спиной к кабине водителя – бесплатно работающий «кондуктор»). Эта дурацкая бесплатная работа кондуктора была как нельзя кстати для наших сыщиков. Какой отличный повод заглянуть лишний раз в кабину водителя и проверить наличие девушки Марины.
    Она сидела рядом с водителем и ехала молча, пока сосед по кабине не покинул маршрутку. А после было очень интересно… Вообще, обычным смертным в салоне такси ничего и слышно не было, потому что водитель включил в магнитоле концерт «Фабрики звезд», но кто сказал, что не было слышно Зелу, у которого уши в два раза длиннее обычных людских. Его демонским зеленым ушкам все было прекрасно слышно.
    – Юля? Ну как? – сиплым голосом спросил водитель.
    – Четыре Петра… – холодно ответила девушка.
    – Маловато… – разочаровался водитель. – С твоей-то работой…
    – Я, по-твоему, кто, депутат Госдумы?
    – С твоими мозгами им тебе не бывать, – буркнул шофер себе под нос и продолжил, – Юлька, смелее надо быть!
    – Ты что, опух?
    – А чего такого?
    – На 71-50 больше нельзя. Вот когда скот на убой пойдет, тогда…
    – Откуда в ветклинике скот? – в голосе шофера звучала крайняя тупизна, хотя не больше интеллекта было и в голосе этой Юли, или Марины…
    – Оттуда же, откуда и кредиторская задолженность Чернобыльской АЭС, оттуда же, откуда и кости, – спокойно ответила девушка.
    Водитель на это хмыкнул, и несколько минут в кабине царило молчание, за которые Зел успел нашептать вкратце все услышанное Ларисе и сунуть в кабину две десятки от подсевших пассажиров.
    А потом водитель продолжил:
    – И сколько осталось?
    – Двенадцать, – недовольным тоном сказала девушка.
    – Петров? – переспросил водитель.
    После этого Зел почувствовал, как в астральном плане от девушки исходит огромнейшая порция отрицательной энергии.
    – … ТЫСЯЧ! ЁЖИКОВ! – крикнула девушка, да так, что эти слова услышал весь салон маршрутки, а сидевший рядом с Зелом маленький коренастый парень заглянул в кабину и пошутил:
    – Ты что, зоопарк ежовый открываешь?
    – Представь себе! – Огрызнулась девица.
    – Что это значит? – тихо шепнула Лариса Зелу, на что мальчик-химера лишь пожал плечами.
    – Петры – точно пятисотки. 4 Петра – две тысячи, а на пятисотке Петр Первый изображен, император, 300 лет назад страной правивший, – для демонстрации Лариса достала из сумки и показала Зелу свою последнюю крупную купюру, – но что такое ёжики, которых такие тысячи нужны… Или это белорусская валюта, которая у нас совершенно не в ходу, или меня обокрали профессионалы.
    Зелгадисс взял Ларису за руку и мило улыбнулся:
    – Если честно, мне уже стало интересно, кто же стоит за всем этим. А если мы их поймаем раньше этой… милиции вашей…
    Коренастый парень, пошутивший про ёжиков, услышав от Зела такие слова, толкнул его в плечо и шепнул:
    – Вы чем-то интересным занимаетесь?
    Лариса, сделав как можно более милый и чарующий взгляд, приложила указательный палец к губам и мило так протянула:
    – Это… сек-рет!
    Парня такой ответ явно не удовлетворил, даже больше, возбудил чрезмерное любопытство. К счастью Зела и Ларисы он вышел из маршрутки за остановку до конечной.
    Как только водитель остановился на конечной, Зел и Лариса пулей вылетели оттуда и для конспирации «прилипли» к киоску «Роспечати». Вскоре из машины вышли водитель и медсестра.
    – Ну что? – спросил водитель у девушки.
    – Отнесу Славику, он будет не шибко рад, но сам вчера только двух принес…
    – Ежей или Петров? – спросил водитель, почесывая затылок, – Я запутался в вашем хозяйстве.
    – «Только» и «всего-то» – значит, Петров, а если «целых» – Ежей, мне уже надоело тебе говорить.
    На лице Ларисы появилась счастливая улыбка:
    – Ежи – валюта! – Отметила она, а чтобы Юля не обратила внимания, а если и обратила, то запомнила бы только последнее, она постучала в киоск:
    – Телепрограмму за 5 рублей.

    Глава 14. Еще один подвиг шамана
    Юля, или Марина, ничего не подозревая, прошла мимо покупающих программу телепередач парня и девушки и направилась во дворы. На окраине славного города дома были выстроены близко друг к другу, что когда еще и не особо темнело, иди между ними все равно было неприятно. Зелгадисс бросил косой взгляд на обогнавшего их с Ларисой человека. Невысокий, в черной куртке и в черной грязной шапке, натянутой на глаза, чтобы особо не разглядеть лицо… Он торопился… За красноволосой медсестрой.
    – Вы опоздаете на следующий рейс, – вся в волнении сказала она, когда человек сравнялся с ней.
    – Не опоздаю, – уверил шофер из маршрутки, – зато могу опоздать заработать.
    Зоркий глаз Зелгадисса заметил, как из кармана брюк шофера показалось блестящее в лучах заходящего солнца лезвие ножа…
    – Лай-тинг! – произнес Зел заклинание света как можно громче.
    Осознав присутствие свидетелей, шофер обернулся в сторону Зелгадисса и Ларисы. Этого-то магу и надо было! Шарик яркого света ослепил водителя, что он зажмурился и начал паниковать. Этих секунд замешательства было достаточно, чтобы Зел смог сбить его с ног и пнуть своей каменной коленкой прямо в солнечное сплетение.
    Когда медсестра открыла глаза (свет был настолько ярким, что и она зажмурилась), водитель маршрутки, скорчившись, без сознания лежал на земле, а спиной к девушке стоял высокий осанистый парень в светлой водолазке и светлых брюках с седоватыми на вид, густыми, сверкающими на солнце волосами.
    – С-с-с-спасибо! – поблагодарила его медсестра.
    – Я тебя не за «спасибо» спас, – отмороженным тоном сказал Зелгадисс, – если бы мне не надо было от тебя кое-чего, я бы дал этому мужику зарезать тебя.
    Зелгадисс чувствовал, как дрожала аура медсестры в астральном плане, но не показывал того, что он знает об испуге девушки.
    – Вы… тоже за мной следили? – Робко спросила она.
    – Да, – сознался Зелгадисс, – но не чтобы ограбить тебя.
    Девушка напугалась еще больше, а Зелгадисс холодно продолжил.
    – Мне нужна от тебя кое-какая информация, но если ты будешь врать…
    Зелгадисс поднял руку, и на его ладони образовался большой огненный шар. Затем маг просто бросил его в сторону мусорного ящика неподалеку. Как только заклинание соприкоснулось с помойкой, оно сдетонировало, раздался хлопок и на месте мусорки остался лишь пепел.
    – …мне ничегошеньки не стоит сделать из тебя такую же горку пепла, – медленно продолжил Зелгадисс.
    Девушка попятилась назад, чтобы сбежать подальше, ведь Зел стоял к ней спиной, и не мог видеть, куда она направляется, но тут ее за плечи схватила Лариса.
    – Вопрос первый, зачем ты обчистила ветеринара? – сказала Лариса.
    Только сейчас медсестра осознала, что ей не уйти и не наврать, ведь парень в светлой одежде, “сжечь что угодно за мгновение”, сможет теперь без проблем найти ее снова.
    – У меня ребенок дома, денег не хватает, вот по секрету каждый месяц по 2 тысячи себе списываю.
    – Вопрос второй, – продолжил Зелгадисс, – Ты знаешь шофера? И насколько хорошо?
    – Я даже не знаю его имени, просто вышло так, что я каждый день в его маршрутке домой езжу, вот и болтаем.
    Такой тупости ни Лариса, ни Зел ожидать не могли. Но следующий вопрос снова задал Зел:
    – А зачем ты с ним о деньгах тогда болтаешь, Юля?
    – Да не Юля я, Марина я, я ему только Юлей представилась, я его боялась сначала.
    – Странная ты, боялась, а о деньгах говорила… – укорила ее Лариса.
    Марина полными слез глазами посмотрела на нее. Она была не намного старше Ларисы, но наивности у обоих было предостаточно:
    – Он пытался меня охмурить, он мне не нравился, чтобы отвязаться я ему сказала, что замужем я, что ребеночек есть, 15 тысяч евриков, или как я говорю, ёжиков, на квартиру копим, как я иногда на работе проводки подписываю в бухгалтерской книге, чтобы денег скопить, что у мужа аванс-то всего лишь штука. Учитель он у меня, физрук. Ну зачем ему такая нищая понадобилась?
    – Дура ты, Марина, – прямо заявила Лариса, – может, ты и считаешь свои деньги небольшими, но небольшие деньги – тоже деньги. И если ты не врешь, то мы родственные души. Только меня, в отличие от тебя, обчистили, а нам с другом, – Лариса указала взглядом на Зела, – как раз этих малых денег и не хватает. Вот и ищем мы вора.
    Марина непонимающим взглядом посмотрела на Ларису:
    – Вот два дня назад звонил с моей мобилы в клинику, где ты работаешь, в нерабочее время. Вот мы и заподозрили тебя и решили выследить, вдруг на этого парня выведешь…
    – Но ты нас запутала, бедная овечка, – продолжил Зелгадисс, – И я не могу отпустить тебя одну, позволь уж проводить тебя.
    – Да я уж почти дома, – смутилась Марина.
    – Я предлагаю как джентльмен, – обиделся Зелгадисс, – и я даю слово, что никого и ничего не спалю.
    Он взял Марину за запястье, и она после такой мертвой хватки просто не могла не согласиться.
    – Лар, подожди меня у подъезда, – кинул Зелгадисс Ларисе и скрылся вместе с Мариной за железной дверью.
    На проводы у Зела ушло долгих десять минут. Лариса бы обиделась на него, если бы на лавочке у подъезда не сидело две болтливые бабки, рядом с которыми Лариса считала себя в безопасности на случай, если водила придет в себя.
    – Вот дура! – сказал Зелгадисс, только выйдя из подъезда.
    – Чего ты так? – удивленно спросила его Лариса.
    – Дура неописуемая. Зато я уверен, что она не врала. И Славик ее такой же… Мелкий ростом и тупой.
    Лариса остановилась и задумалась:
    – Врач и медсестра не врут под страхом смерти, но где же тогда истина?

    Глава 15. Белое и черное
    Ответ пришел сам собой, причем неожиданно, да и такой, о котором предположить было немыслимо. Сия медсестра была, по всей вероятности, неописуемой дурой. Не успели Зелгадисс и Лариса отойти от дома, где жила девушка, как она, прижимая к уху мобильник, пулей пронеслась мимо них:
    - Миленький, прости, проблемка возникла! Уже еду! – слащавым голосом Маши Ржевской из песни «Когда я стану кошкой» пропела она в трубку.
    Зел и Лариса стояли в метре друг от друга и недоуменно глазели друг на друга.
    - И что это значит? – не отрывая удивленного взгляда от убегающей все дальше девушки, спросил Зелгадисс.
    - В вашем мире, что, нет неверных жен и любовников? – Лариса просто не ожидала…
    - Нет, - спокойно ответил Зелгадисс, чем еще сильнее удивил Ларису. Она смотрела на своего гостя словно как на детсадовца из младшей группы.
    - … просто обманутые супруги подпаливают любовников на месте преступления… - разогнал мифы о невинности своего мира Зелгадисс.
    - Очень мило, - буркнула себе под нос Лариса, нет, все же у рубак есть достаточно зла.
    - Ладно, я пошутил про «подпаливают»… - мило улыбнулся Зел в ответ.
    Через минуту они уже выбежали на остановку и еще раз убедились в тупости Марины. Эта девушка снова садилась в маршрутку только что чуть не ограбившего ее водителя. Водителя рядом с машиной не просматривалось, но в нее засело уже достаточно пассажиров, которые еще и умудрялись интересоваться временем отправления сего транспортного средства.
    - Так, - почесал свой проволочный затылок Зелгадисс, - шофер этот пролежит без сознания еще хотя бы час… в лучшем случае… в худшем – вообще не встанет.
    - Ты что? – испугалась Лариса, что находится рядом с каким-то криминальным элементом.
    - Мы успеем, - уверенно сказал Зелгадисс и залез в кабину водителя.
    - Ты же… не умеешь! – попыталась остановить его Лариса, но все же села рядом.
    Мальчик-химера хитро сузил глаза и посмотрел на свою рыжую спутницу.
    - На-у-чусь! – процедил он сквозь зубы и усадил Ларису рядом с собой.
    Девушка махала руками и сопротивлялась:
    - Нет, стой, это у тебя лоб каменный, а я погибну в аварии…
    - Я тебя вылечу, и больше не ори на всю маршрутку, не пугай народ, лучше скажи, куда тут давить, чтобы поехать?
    - На газ! – совершенно бесчувственным тоном сказала приготовившаяся к скоропостижной кончине Лариса.
    Зелгадисс окинул взглядом все, что было в распоряжении у водителя. Единственным, что было безопасным – был кассовый аппарат. Руль хоть и крутился, но машину с места не сдвигал, кнопки… после нажатия на одну из них на всю машину понеслась песня сомнительного содержания о шоколадных зайчиках. Зелгадисс вытянул вперед ноги, чтобы зевнуть и тут… мотор заревел, и маршрутка слишком быстро начала набирать скорость.
    - А что случилось? – недоуменно посмотрел Зел на нажатую педаль.
    - Дерево! – заорали Лариса и девушка, сидящая рядом.
    - Рэй Винг! – Зелгадиссу легче было потратить массу энергии, чтобы защитить всю ГАЗель от повреждений, нежели в одном из направлений крутануть руль.
    Дерево чудесным образом свалилось на землю, к счастью, никого не придавив, а маршрутка, проехав немного по тротуару, выехала на проспект.
    - Зел, надеюсь, это последний экстрим, - прошептала Лариса.
    - Надейся… Нам еще тормозить надо будет!
    К счастью Зела дорога была прямая и только иногда, потому что был вечер, ему приходилось объезжать мчащиеся (почему-то!!!) навстречу машины (хе-хе… у японцев-то правостороннее движение, а Зела придумали японцы, вот он и косит маленько ^_^).
    - Так… почему мы по встречной едем? – вдруг спросила Марина, заглянув в кабину.
    - Так экстремальнее, - спокойно ответила Лариса, твердо поверившая, что Зелгадисс ее обязательно вылечит, если случится лобовое столкновение. А может, она уже научилась пофигистскому спокойствию от Зелгадисса.
    С такой скоростью Зел довольно быстро доехал до остановки, где была клиника. Если не считать, что заплатившие за аттракцион пассажиры маленько возникали по поводу не остановки там, где они просили, поездка прошла удачно. Конечно, сей факт совершенно не важен для следствия. Особенно, если Зелгадисс заработал честные 150 рублей на кофе.
    Да, но вот загвоздка, тормозить же надо. Газ второй раз сколько ни нажимай, машина не остановится. Поэтому пришлось натерпевшейся за последние 15 минут ГАЗели напоследок поцеловаться со столбом.
    - Лара, беги вслед за медсестрой, - шепнул девушке Зелгадисс, которого сразу же после того, как он вылез из кабины, окружила толпа недовольных пассажиров.
    «Амелию бы сюда», - подумал Зел, - «Моя лучшая подруга могла бы запросто усыпить толпу… А что, идея с магией!»
    - Даму Брас! – буркнул Зелгадисс и прикоснулся рукой к земле.
    Земля сначала легонько, потом все сильнее началась трястись. Да, в этом городе теоретически не могло быть землетрясений… ТЕОРЕТИЧЕСКИ! Но не магически. Люди в шоке стали разбегаться и успели отойти на достаточное расстояние до того момента, как  взорвались асфальт и обломки от маршрутки.
    Зелгадисс свысока, взлетев над своим «детищем», окинул место преступления, и приземлился там, где его не мог видеть ни один из разгневанных пассажиров. Завтра его объявят в розыск, наверное, побыстрее бы Лариса нашла деньги на починку компьютера… Зел сжал заработанные в маршрутке полторы сотни: «Нет, лучше я не кофе куплю, а отдам Ларисе, они ей нужнее!»
    Лариса же решила не идти слишком близко к Марине. Медсестра смело шла в сторону клиники, в окнах которой… горел свет! Там был еще кто-то. Его силуэт можно было разглядеть издалека. Мужчина… непричесанный мужчина. Доктор Соболев, по всей вероятности.
    Лариса остановилась за деревом напротив двери клиники, и окно, и вход она могла просто отлично разглядывать. Марина зашла внутрь. Вот уже в окне два силуэта… В комнате становится светлее, видимо, включили хирургическую лампу… Шорох… точно, шорох… Дверь открылась и что-то маленькое и черное втекло в нее, тут же погас свет, раздалось три глухих хлопка один за другим, стон, вскрики, как будто захлебывающегося в воде человека. Лариса насторожилась. Вдруг прямо на нее в кусты прыгнул кто-то высокий в черном костюме. Мужчина, высокий и сильный мужчина.
    - Стой! – чисто инстинктивно крикнула девушка вслед.
    Он резко развернулся и вытянул руку в ее сторону. Раздался четвертый хлопок. Вспышка света прямо рядом с его ладонью, огонь, несущийся в сторону груди девушки… огнестрельное оружие, у него в руке пистолет – пронеслось в голове у Ларисы. Пронеслось, потому что пули очень быстро летают.
    И вдруг Лариса почувствовала, что лежит на земле, придавленная чем-то чрезмерно тяжелым.
    - Зел… - прохрипела она.
    Он оставил ее лежать и встал на ноги лицом к парню в черном. Пятый хлопок. Звон железа о камень. Шестой хлопок – тот же звук… Зелгадисс уверенно направился в сторону человека с пистолетом. Седьмой, восьмой хлопок…
    - Черт! – выругался человек в черном и бросился бежать что есть мочи.
    Но тут сильная рука обхватила его плечи.
    - Что за черт? – выругался человек в черном еще раз.

    0

    4

    Глава 16. Новый поворот
    Человек обернулся, чтобы увидеть того, кто схватил его.
    - Ты? – просипел он, когда увидел лицо Зелгадисса.
    Тот самый, это тот самый блондин из кабинета зубного врача.
    - Ты вылечил зубы за мой счет! – пошутил Зелгадисс, - И ты поплатишься за это!
    - Ты что, выслеживал меня? – недоуменно спросил блондин.
    - Делать мне нечего, просто ты выстрелил в мою подругу, а я как раз проходил мимо… Какое совпадение, не так ли?
    - Она лезет не в свое дело! Она свидетель, поэтому она должна умереть!
    - Тогда я тебе вот что скажу, - посмеялся Зелгадисс, - Ты преступник, а лучший преступник это…
    Зелгадисс изо всей своей силы ударил блондина ладонью по голове:
    - … это преступник без сознания.
    Тело блондина обмякло в руках Зелгадисса, и он вынес это тело к дверям клиники, где стояла Лариса, бледная как смерть…
    - Вот эта сволочь! – Зел бросил блондина на землю и пнул его под бок.
    - Зел… - тихо сказала Лариса, разглядев лицо преступника, - это он…
    - Что? Деньги он взял?
    - Да, но он еще… застрелил доктора и медсестру и взял что-то из тумбочки. Они там кота, это… ну, кастрировать хотели, кот под наркозом, а врачи оба… мертвые…
    Зел тут же бросился в кабинет и вскоре вытащил оттуда бесчувственное окровавленное тело медсестры.
    - Доктора я не смогу уже спасти, а вот девушку еще можно постараться, пошли домой.
    - А как же этот? – Лариса пнула тело убийцы и у него из левой руки выпал пакет с белым порошком, - он же деньги у меня украл.
    Зелгадисс холодно посмотрел на тело блондина.
    - Забери его кошелек, вызови милицию, пусть они разбираются, кто кого убил, кто что украл… Этот парень сейчас лежит так, словно он неудачно встал на бордюр, упал, и разбил затылок об асфальт.
    Шум сирен приближался. Да, жильцы домов не могли не слышать столько выстрелов во дворе. Лариса дрожащей рукой залезла в карман и нащупала там бумажник. Она долго сидела над преступником и смотрела на кошелек.
    - Я чувствую себя воришкой…
    - Уходим! – резко сказал Зел, и через пару секунд Лариса обнаружила себя на крыше дома, где была клиника. Рядом сидел Зелгадисс, положивший руки с исходящим из них заклинанием на грудь медсестры.
    Лариса испуганно посмотрела вниз. К клинике бежало человек пять милиционеров.
    - Не чувствуй себя вором. Вор и убийца – это он, а ты лишь свое вернула.
    - Каким способом… - прошептала Лариса.
    - Не важно, - тихо сказал ей Зелгадисс и поцеловал в щеку.
    Лариса почувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам, как она вся горит. Ее за ее 20 с лишкой лет жизни еще никогда не целовал мальчик. Как вышло так? Она и сама не знала, просто она слишком серьезно и слишком правильно относилась к жизни.
    - Не надо, Зел… не надо… мне нельзя тебя любить, а тебе нельзя меня любить… - прошептала она.
    - Почему? – тихо спросил он и посмотрел вниз, где милиция очертила на асфальте место, где лежал преступник, самого его положили в черный целлофановый пакет, рядом поставили еще одни носилки с черным целлофановым пакетом… с останками ветеринара…
    - Ты не обижайся, но для нашего мира ты лишь иллюзия, выдумка человека с фамилией Канзака… Нельзя любить выдумку, ее не существует… если человек влюбился в того, кто не существует, или кто существует где-то в недосягаемом… если это случилось… то человек сходить с ума начал… Поэтому меня не понимали одноклассницы, когда я не тащилась, как они, по всяким звездам, когда я не хотела выйти за Ди Каприо замуж… Глупости… И тебя, Зел, не существует… Хоть ты и добрый волшебник…
    - Который убил блондина… - ткнул Зел пальцем вниз, к клинике…
    - Но он же споткнулся и разбился об асфальт, не так ли? Ты очень добрый, Зел, и если бы ты существовал в реальности, если бы ты не был набором килобайт из моего компьютера, я бы точно влюбилась в тебя…
    Зел покраснел и отвернулся, он все еще продолжал лечить медсестру, и у него это, по всей видимости, не очень хорошо получалось.
    - Нельзя вот так планировать любовь, - буркнул он, - нельзя… Да и меня нельзя любить, только по другой причине. Потому что я не человек, если я предамся страсти с девушкой, то просто раздавлю ее своим весом. Поэтому я не могу любить…
    - Купи камасутру, - пошутила Лариса, - может, найдешь и для себя способ, как делать это и не давить никого… Кстати… а она же тебя очень любит, а ты ее бросил…
    - Кто? – подозрительно спросил Зелгадисс.
    - Амелия! – резко ответила Лариса, - Она в тебя с первого взгляда влюбилась, пыталась сначала отводить внимание всех всяческими словами о «подозрительных типах», но сама просто без ума от тебя… Поверь, я вашу историю раз пять на своем компе посмотрела и могу утверждать наверняка. А ты, придурок, ищешь зачем-то человеческий облик, а она… она тебя и таким любит, она ждет тебя, она не может без тебя, а ты только и делаешь, что шатаешься по миру.
    - Тоже мне, священница и проповедница, - обиделся, видно, на последние слова Ларисы Зелгадисс и принялся более усердно лечить рану у Марины.
    - Пулю надо вынуть… - сказала Лариса и отвернулась. – Только я смотреть не буду, не могу я на кровь и внутренности человеческие смотреть.
    Она села на крыше как раз над кабинетом покойного ветеринара и смотрела, как погрузили трупов на машину, как милиция чего-то внесла в свои протоколы, как допросили они пару старушек и разъехались. Похоже, никто не сказал про подозрительного паренька в белом и рыжую девушку. Кажется, пронесло… Но как нехорошо они сделали: убили человека… да-да ЧЕЛОВЕКА, пусть даже и гадкого преступника, и еще обокрали его. Лариса открыла бумажник и вытащила оттуда все крупные деньги… Пять с лишним тысяч, не хило! Комп починить больше, чем хватит… Она посмотрела на кошелек. Хорошая улика. Как только родственники или друзья хватятся пропажи блондина, то пойдут его искать, а кошелек будет хорошей уликой, да еще и с ее пальчиками…
    - Зел, сожги его! – попросила Лариса и кинула кошелек под ноги Зелгадиссу.
    - Файербол! – яркая вспышка и от улики остался лишь пепел.
    Зелгадисс – хорошая находка для преступников… Хорошо, что он к ним в лапы не попал, а Лариска его никогда не отдаст, она его лучше обратно, в его мир вернет, к девушке, которая его любит.
    - Вот, кажется, затянулись ее раны, - сказал уставший Зел, вставая, - пошли, Лара, домой, там долечим… Вот только…
    Зелгадисс посмотрел на окровавленную одежду девушки.
    - Подозрительно это…
    Он сорвал с нее маленькую кожаную куртку и блузку и сжег их файерболом, а потом стянул с себя толстовку и натянул на девушку.
    - Зелгадисс! – поразилась Лариса… - Ты же замерзнешь совсем без… - Она начала снимать свою куртку… - на улице от силы 10 градусов, ты заблеешь…
    - Ничего со мной не будет, я не позволю, чтобы девушки болели! – гордо ответил Зелгадисс, и подхватил обеих девушек руками, взлетел над городом.
    Ночь, границы города четко очерчены его огнями… На окраинах это огни угольных шахт, а потом и огни домов, маленькие движущиеся огоньки – это машины. 10 часов вечера дня… того дня, который мог бы стать последним для Ларисы, если бы Зелгадисс опоздал на десятую долю секунды.
    - Я никогда не летала над городом… потому что у меня нет крыльев… - мечтательно сказала Лариса, посмотрев вниз.
    Ее голова кружилась, ей казалось, что вот-вот Зелгадисс устанет и она полетит вниз с ускорением свободного падения… Но у Зела были неисчерпаемые запасы энергии, наверное, он летел дальше и дальше, неся в правой руке раненую Марину, а в левой – ее, Ларису. Она прижала голову к его голой груди… Камень… его кожа – камень… твердый непробиваемый камень, но такой теплый камень… камень, в груди которого… тук-тук-тук-тук-тук… размеренно, 60 ударов в минуту билось сердце, человеческое любящее сердце…
    - Не важно, какая у тебя кожа, не важно, какие у тебя волосы, Зелгадисс, на это смотрят лишь те, кто завидуют твоему большому доброму сердцу… - прошептала Лариса…
    - Как это ты до сих пор не научилась летать? – как будто задал ей в ответ вопрос Зелгадисс.
    - У меня нету крыльев, и не будет, я не могу кастить Рэй Винг, и не научусь.
    - Но зато научись выходить к себе на балкон и вспоминать, как мы холодной ночью летели над твоим родным городом… и это будет похоже на то, как будто ты летишь, по-настоящему летишь…

    Глава 17. Доктор по имени Зелгадисс
    Маленькая девушка с пестрыми красно-желтыми волосами с голой грудью лежала на диванчике и стонала. Боль еще не ушла… Под левой грудью была пустота. Чья-то рука. Твердая, но теплая, все время массировала ее левую грудь… От теплоты этой руки боль на мгновенье уходила, но потом возвращалась и колотила снова.
    - Глубокая рана… Пуля чуть не задела сердце. Снаружи-то рана затянулась, но вот внутренние ткани поддаются хуже, – чуть слышно пробурчал Зелгадисс.
    Его толстовка, выстиранная Ларисой, сохла на балконе, а сейчас он сидел над телом Марины в своей домашней футболке. Девушка за всю ночь так и не пришла в себя.
    - Я не целитель, как Сильфиль или хотя бы Амелия, - причитал Зел, - Моей магической силы хватает, чтобы затянуть не очень глубокие раны и порезы, а тут… Я чувствую, что мои магические силы на исходе.
    - Отдохни, ты и так всю ночь подпитывал ее магией, - отозвалась Лариса из кухни. – Она теперь точно не умрет.
    - Ты не поняла, красавица, - горько заметил он, - в этом мире нет источников магической силы, а без подпитки вся она рано или поздно истощается. Вчера ночью я пролетел половину вашего городища… Да-да, именно городища, таких огромных городов я в жизни не видел! А потом… Я всю ночь лечил ее. И заметил, что мои силы становились все слабее и слабее. Теперь я даже файербол создать не смогу, так, спичка, дым из пальца.
    Лариса вышла из кухни и молча уставилась на химеру, сидящую на диване. Она не могла ему ничем помочь. Если Зелгадисс хочет снова использовать магию, ему надо вернуться туда, откуда он родом, а тут… в том мире, где он сейчас, нет никакой магии, магия тут смотрится более, чем странно!
    - Лечи ее, лечи, пока у тебя есть хоть какие-то неземные силы, - прошептала она и заплакала.
    - Чего ты плачешь? – холодно спросил Зелгадисс.
    - Ты же умрешь без силы… так?
    - Нет, не умру, - успокоил он девушку, - просто я не смогу больше лечить себя от кариеса, зажигать твою плиту буду спичками, и нужно будет отучиться прыгать с 9 этажа и перестать угонять маршрутки, вот и все…
    - А может ли такое быть… - предположила Лариса, но осеклась.
    - Что? – сразу подхватил ее мысль Зелгадисс.
    - Ну, ты же магическое создание… Если ты не подпитываешься магией, то вся магия из тебя потихоньку уходит. Так?
    - Ну… да, - согласился Зел.
    - Дык, рано или поздно с тебя может сойти и заклинание, которое делает из тебя химеру и…
    - Вряд ли, - хмыкнул Зел и испустил на грудь Марины очень мощный поток целебного заклинания. – Мое тело не подпитывается никакой магической энергией. Вот скажи, Лариса, если я вылечу Марину, то из-за отсутствия подпитки ее рана должна будет открыться обратно, так ведь, если верить твоей логике?
    - Ну… так, - согласилась Лариса. – То есть, результат действий мага и действия мага – разные вещи.
    - Ну ты же сама их разными словами назвала: действие и результат. Я – результат, Марина – результат. А вот этот свет в моих руках – это действие. А раз в вашем мире вообще нет магии, то я тут вообще навсегда останусь химерой, яс…
    Зелгадисс не успел договорить, что-то шлепнуло его по щеке. Это было совсем не больно. Ему, Зелгадиссу. Он повернулся…
    - Извращенец! – крикнула Марина, прикрывая грудь руками.
    - Поэтому пациентов будят не в операционной, а в палате. – Заметила стоящая в дверях Лариса. – Дурочка, он тебе за ночь огнестрельную рану вылечил, понимаешь?
    После этой фразы глаза Марины округлились, и она даже забыла, что только что отшибла руку.
    - А кожа у тебя броневая потому, что такие глупые пациентки колотят тебя, да? – из любопытства спросила Марина, глядя в лицо Зелгадиссу. – Ой, да ты… Я тебя знаю, ты меня огнем хотел во дворе спалить… За что ты меня вылечил тогда?
    - Слишком много вопросов за один раз. – Хмыкнул Зелгадисс. – Лечу я всех, кто попал в беду, и мщу всем, кто стоит на моем пути. Возможно, выйдет и так, что сначала лечу, а потом мщу, а может и наоборот… как с тобой получилось. Лучше скажи, как тебя ранили.
    Девушка смущенно потупила взгляд. Лариса все поняла и достала из шкафа водолазку.
    - На, одень, так тебе будет лучше.
    - Спасибо. – Тихо сказала Марина, - А мой муж… он, наверное, с ума сходит, думает, что со мной случилось страшное.
    - Максимум, что напишут в газетах, что зверски убит ветеринар Соболев, - без особых эмоций сказала Лариса.
    Лицо Марины вытянулось в трагической гримасе.
    - Убит?? Его все-таки убили? А почему он… - она ткнула пальцем в Зеладисса, - Почем он не смог спасти доктора? Доктор же… он гениальное открытие сделал! Он наркоз для животных без кетамина придумал! Без наркотиков, вы понимаете? Теперь ветеринарам не придется судиться… Не пришлось бы… Доктор Соболев не запатентовал даже свое изобретение… Вы не представляете, каким гениальным был этот человек. А теперь весь город остался без врача! Почему ты, рожа зеленая, его не вылечил?
    На последнее оскорбление Зелгадисс отвернулся от девушки и вышел из квартиры.
    - За что ты его так? – тихо спросила Лариса. – Он лечит только живых, как и любой доктор. Он хотел и Соболева вылечить, но… он уже был мертв. Понимаешь, Зелгадисс – не некромант, он обычный шаман. И больше не упоминай при нем о цвете его кожи, ладно? Это сильно его задевает.
    - А почему? Вообще, кто он? Он же не такой, как все? И как тебя зовут? – у Марины было очень много вопросов.
    - Я Лариса, - спокойно ответила ей девушка, взяв несчастную медсестру за руки, - Программист из одной бухгалтерской фирмы. А Зел… ну, это мой друг из… Норвегии. Он погостить приехал, - да, врать было непросто, - а почему у него такой зеленоватый цвет кожи… не знаю… Перешаманил с зельями, попробовал на себе, вот и результат. И теперь он убивается, боится, что его девушка его бросит… Поэтому не напоминай ему про его кожу, ладно. Это замечательный человечек!
    Марина кивнула и расплакалась. За доктора ли, за свою ли глупость.
    - Позвони мужу, - настойчиво сказала Лариса, - А то он волнуется… Только про рану ни слова, будто ее и не было. Скажи, что у подруги ночевала, скажи мой адрес и мое имя, если он будет домогаться.
    - Да не будет, он же меня любит, он думает, что я ночами с доктором великое открытие делаю. Никаких подруг даже не надо.
    - Вот и славненько, а я пока схожу, Зела обратно приведу.
    Лариса накинула свою белую, грязную-прегрязную со вчерашнего куртку и побежала искать Зела.

    Глава 18. Вынос дела
    Марина сидела на диване и плакала. Нет, не потому, что муж накричал на нее. Славик ее любит, он может только пожалеть. Правда, пришлось соврать ему немного, сказала, что все с ней в порядке. А Славик про убийство доктора прочитал. Про убитого преступника… А про нее ни слова в газете не было. Она должна была быть третьим телом, но ее по счастливой случайности спас норвежец с большим сердцем, северный шаман по имени Зелгадисс. Стоп! Какие, блин, шаманы в Норвегии? Что за чушь? Наверное, Зел практиковался где-то в Барнауле… Модно сейчас у иностранцев кататься в Сибирь… Да чего там Зел? Она страдала по поводу доктора Соболева, еще не взошедшей звезды российской ветеринарии! Газета… чего же там написали.
    Щелкнул замок. В квартиру вошла Лариса со свернутой в трубочку газетой, а следом за ней дутый обиженный паренек с седоватыми волосами.
    - Зелгадисс! – выпалила сразу Марина, - Мне Лариса сказала, что ты в Норвегии лечебным шаманизмом занимался!
    - Не в Норвегии, там я родился, я в Якутии учился магии, понятно? – буркнул обиженны парень и пошел на кухню пить кофе.
    - Все же ты его сильно обидела… - покачала головой Лариса. – Зел, иди сюда, сейчас будет что-то интересное.
    Зелгадисс с чашкой кофе прошел в комнату и сел на диван между двумя девушками. Лариса открыла только что купленную газету и начала читать:
    «Профессор или наркоделец? Вчера в 11 часов вечера было совершено нападение на клинику известного всему городу и всей области доктора-ветеринара Бориса Соболева. Преступник одним выстрелом убил доктора и украл из его лаборатории 300 грамм героина и кетамина. Прибывшие на место преступления оперативники обнаружили бездыханное тело преступника в 10 метрах от входа в клинику. Вскрытие показало, что преступник был убит ударом тяжелого предмета по голове. Возможно, он был сбит машиной. Все украденные наркотики были при нем, а вот наличных денег при себе не было. Поэтому следствие выдвинуло версию, что преступник заведомо шел на убийство с целью грабежа. Кроме того, следствием обнаружены на месте преступления следы крови 3 группы положительного резус-фактора. Следы весьма странные. Как будто была еще одна жертва. И ее унесли с места преступления в неизвестном направлении. Сначала обладателя указанной крови волокли примерно до места убиения преступника, а затем следы жертвы начисто исчезли. Вызванные на место преступления кинологи с собаками не смогли взять след. Судя по данным медэкспертизы и данным из лаборатории доктора Соболева, этой третьей жертвой была медсестра убитого Марина Санникова, которая не вернулась домой в ночь преступления. Убила ли она нападавшего в целях самозащиты, и куда делась тяжело раненная девушка-героиня – никому не известно. Однако факт, что ветеринар хранил в своей лаборатории такие большие партии наркотиков, остается фактом. Следствию еще предстоит много интересной работы!»
    - Занятная статейка, не находите? – сказала Лариса, дочитав все до конца. – Марина, что ты знаешь, что было там, когда тебя подстрелили, действительно ли доктор…
    Марина не дослушала и начала говорить:
    - Во-первых, я попала, теперь все будут спрашивать, как я за ночь исцелилась. Во-вторых, я все, что знаю, расскажу. Значит, прошлым летом кончила я ветеринарный техникум, что в одном городке на границе с Казахстаном. Я была далеко не лучшей ученицей, училась на два года больше, чем следовало, потому что уходила в академ по уходу за ребеночком. Мой отец – дальнобойщик, возит товары из Казахстана к нам, впрочем, деньги зарабатывает и пропивает. Ничего хорошего. Доктор Соболев появился у нас на выпускных. Он разговаривал со всеми девчонками и парнями, сказал, что ему нужен помощник в больницу. Что платить будет много. Многие наши из обеспеченных были. Я же просто излила ему всю душу, что мама умерла, когда мне было 10, отец дальнобойщик-пьяница, муж – учитель, ребенок маленький… Он загорелся и помочь решил.
    - А может, ему что-то другое надо было? – предположил Зелгадисс.
    - Может, и что-то другое, не знаю. Как техникум кончила, квартиру с мужем поменяли. Центр мелкого городишки на окраину областного центра. Далековато от клиники даже. Но ничего, лучше уж рай в шалаше. Доктор платил мне мало, но научил бухгалтерскому учету, он сказал, что раз в месяц я могу списывать на счет с зарплатой персонала нужную мне сумму и уносить домой. Ну, так я и делала. Он работал до пяти вечера, потом уходил, я закрывала клинику, ставила на сигнализацию, и ехала домой на известной вам маршрутке с известным вам извращенцем. Всегда на одной, всегда с одним. Потом, пообедав дома, поиграв с ребенком, я в 9 вечера ехала снова в клинику. Там меня ждал доктор. И мы занимались его диссертационной работой. Он мне с первого дня рассказал, что наркоз для животных, кетамин, собираются сделать противозаконным, потому что это наркотик, и что он разрабатывает другой анестетик. Вот мы и разрабатывали один состав за другим. Пациенты не знали, но доктор пробовал свои химические эксперименты на своих пациентах.
    - Это же подсудное дело! – возмутилась Лариса.
    - Доктор не такой глупый, - продолжала Марина, - он прекрасно знал, какие вещества он мешал в одной колбе, - у него ни разу не умерло домашнее животное ни под одним из этих наркозов, ни после операций… Он гениальный. Но вот беда, во всех этих препаратах были наркотики. То героин, то кокаин, то еще всякие сильные вещества. Не было ни одного раствора без наркотиков. Казалось, кетамин был единственным самым безвредным препаратом. И вот в начале апреля доктор смог разработать состав без запрещенных наркотических веществ!
    - Ладно, это понятно, а что было вчера? – решил перескочить Зелгадисс.
    - А что вчера. Ну, как всегда. Доктор ушел в пять. Я раз в месяц списала себе 2 тысячи денег, взяла их из той копилки, что доктор разрешал мне опустошать. Там было около ста тысяч, имела право взять все, но всегда побаивалась, что-то меня всегда в этих деньгах пугало. Ну, а потом вы меня выследили и спасли от этого извращенца, привели домой. Я поела и пошла обратно, потом Зел вел маршрутку. Впрочем, скажу честно, не хуже наших водителей, почти идеально. Особенно затормозил замечательно. Ни одной жертвы, на редкость! Все, как всегда скандалить начали, а я пошла к доктору, он меня уже ждал.
    - А я пошла за тобой!
    - И хорошо, что пошла, оказывается. Не знаю, сколько часов до моего прихода доктор сидит в кабинете, но к моему приходу у него всегда все готово. Но в этот раз, когда я подошла к кабинету, меня что-то кольнуло в сердце. Какое-то нехорошее предчувствие. Хоть и свет в лаборатории был включен. Когда я зашла, меня объял ужас: на моего доктора высокий блондин наставил пистолет и кричал: «Мало! Мало! Этого мне не хватает!» А доктор говорил: «Я же говорил вам, что продаю только остатки производства, больше у меня нет!» Блондин тогда прошел к рабочему столу и достал оттуда какой-то белый пакет. «А это, по-твоему, что?» - яростно просипел он и выстрелил в доктора, - «Никчемный докторишко и врунишка». Я не смогла сдержать своих чувств, выскочила из-за ширмы и закричала, а потом мне стало больно, а потом… я увидела, что Зелгадисс мою грудь лапает… то есть, лечит.
    На последнюю фразу Зелгадисс недовольно фыркнул, а потом начал свой длинный монолог.
    - Тут все понятно. Блондин, который убил твоего доктора, несколько дней назад нахально обокрал Ларису. У нее не хватало денег на… впрочем, на компьютерные принадлежности, и она решила найти этого человека. Он забрал ее деньги весьма галантным образом, и таким же образом наивная девочка хотела их вернуть обратно. Но когда этот нахал забрал деньги у Ларисы, он набрал номер клиники доктора Соболева. Было где-то шесть тридцать вечера. Доктор кончает свою практику в пять, ты уходишь в пять-пятнадцать, но… доктор возвращается  после твоего ухода, снимает сигнализацию и начинает нелегальную деятельность, а именно продает оставшиеся после неудачных опытов наркотики такому вот сброду как этот высокий блондин.
    - А что, весьма логично, все сходится! Но тогда доктор врал, когда ты хотел спалить его диссертацию.
    - Врал! Это был единственный выход. Вообще, все знают Бориса Соболева только как замечательного ветеринара. Он и есть замечательны ветеринар. Он хотел даже стать законопослушным гражданином. Он хотел избавиться от всех опасных реактивов! Он не дурак, он не мог их просто сдать в милицию, потому что его бы арестовали за опыты с наркотиками. Поэтому он продавал свои реактивы нуждающимся. Причем, смею предположить, что по очень низкой цене, чтобы побыстрее от всего избавиться. Только доктор не учел одной мелочи: наркоманы ненасытны. Чем дешевле наркотик, тем больше его надо. А так как доктор не закупает зелье, а лишь распродает остатки, зелье имеет свойство кончаться. Вот и кончилось оно. Богатенький блондин, скорее всего, какой-то деляга, перепродающий эту дрянь за большие деньги, решил скупать у ветеринара крупные партии. Возможно, клиентам пообещал. Но док его наколол. А у наркоманов все просто: нет дозы, значит, поставщика надо убить!
    - Откуда ты это знаешь? – хором спросили обе девушки.
    - Радио слушаю, - безразлично ответил Зелгадисс. – Вот и сошлось все. Блондин украл деньги Ларисы на покупку партии у доктора, позвонил ему, договорился о покупке. Через несколько дней еще наворовал денег, но вот дряни у доктора было на гораздо меньшую сумму денег. А почему он работал именно с тобой, Марина, тоже есть предположение. По тому же радио говорят, что все наркотики сюда идут из Казахстана. Твой отец – профессиональный дальнобойщик. Поняла?
    - То есть… он выбрал медсестру, родственники которой могли бы поставлять ему необходимую дурь? – догадалась Марина.
    - В яблочко! Твой отец мог и не подозревать, что с его поставщиками договорились о контрабандах, что пограничникам заплатили… Он нужен был просто для того, чтобы заказчик наркоты мог сказать: «Это отец моей медсестры, он везет партию препаратов для нашей клиники!» Понятно?
    - Но отец никогда не общался с моим работодателем. – Отрезала Марина.
    Зелгадисс покачал головой:
    - Тебе только кажется. С водителем, может, и не общался, а вот с разгрузчиками его… Да если бы доктор не нашел дочку дальнобойщика среди выпускников, он бы нашел дочку торговца с Казахстаном, нашел бы сына туркменского деляги… да мало ли кого бы нашел… Подождал бы еще годик, но все равно бы нашел.
    - Замечательно, мистер Холмс, - похлопала в ладоши Лариса, - И что мы будем делать?
    - Я пойду в милицию и выскажу все догадки Зелгадисса, - уверенно сказала Марина, - а рана… Ну, скажу, что я банку с анализами пролила, что ли… там осколков, благо, много… Шамана не выдам, будто его там и не было, и тебя, Лариса, тоже.
    - Запиши на случай мой телефон, позвонишь, расскажешь… - улыбнулась девушка. – Только пообещай мне, Марина, что клинику не закроешь.
    - Но как я могу? Как я могу ОДНА лечить животных? У меня же коты при кастрации помрут!
    Но тут вмешался Зелгадисс:
    - Глупая девушка! Ты целый год была низким подмастерьем, теперь судьба дала тебе шанс стать мастером! И ты станешь! Если будешь верить в то, что у тебя все получится! Если будешь, закрыв глаза, мечтать о том, что доктор Соболев войдет в кабинет и скажет: «Посмотрите, это моя достойная ученица…»
    - Этого не случится, доктор умер. – Заплакала Марина.
    - А ты поверь в чудо! – Ласково так, ненавязчиво сказал Зелгадисс. – Я вот верю. Чуда нет, но я знаю, что оно рано или поздно случится.

    Да, громким было дело об убийстве врача. Марину, обычную, совершенно не талантливую медсестру не раз показывали по телевизору, она несколько месяцев моталась по судам. Газеты пестрели заголовками о деле ветеринара-торговца наркотиками. А потом все как-то утихло, залегло. Как будто и не было никогда ни Марины Санниковой, ни Бориса Соболева, ни его дешевых нарко-партий. И клиники будто не было…
    В начале июля на пороге клиники «Имени Бориса Соболева» появилась среднего роста девушка с длинными рыжими волосами, в красивом шелковом платье и моных босоножках. У нее на руках была белая пушистая кошка, точнее котенок месяцев 6 от роду. Навстречу ей вышла невысокая, совершенно непримечательная хозяйка клиники. Девушка, еще ниже рыжей, с пестрой красно-желтой прической. Марина. Лицо девушки стало намного милее и добрее с момента их самой первой встречи…
    - Ты одна… - тихо сказала Марина.
    - Уже три с половиной месяца, как опять одна, - грустно сказала Лариса. – Зелгадисс – замечательный человечек. Но…
    Нет, как можно рассказать Марине о компьютерных неполадках, о том, что Зелгадисс – порождение сказочного мира, да и что отправила Лариса его обратно через компьютер, как только промотала видеофайл на нужное место. Врачам этого знать не положено. Даже если шаман из мультика вылечил ей рану, не оставив и малейшего шрама.
    - Он уехал, я понимаю… К своей девчонке, так?
    Да-да, именно. Когда Лариса пересматривала все файлы, почему-то ей показалось, что там, в эпилоге третьей части, когда Зелгадисс идет в поисках книги с заклинанием, способным вернуть его человеческий облик, когда он садится на камень и пьет воду из фляжки, на которой завязан браслет Амелии… почему-то ей показалось, что рядом с ним сидит маленькая хрупкая девичья фигурка и говорит ему те же слова, что сказала и Лариса в ночь убийства ветеринара: «Каменная кожа – это не беда, беда, когда сердце каменное»… А потом они уходят куда-то далеко… вместе… Нет, эпилог никто перерисовать не мог, это просто показалось… или… нет, и второй, и третий раз ей казалось то же самое… Он был тут, в этом мире, в этом большом мерзком городе… и что-то после этого визита изменилось в его душе…
    - Да, они счастливы вместе… - прошептала Лариса, - Ладно, кошечку осмотри, у нее шерсть выпадает.
    - Глупая, лето, сезонная линька. Забей, витаминов побольше давай.
    - А ведь точно, совсем за компом весь ум потеряла, - рассмеялась Лариса.
    - А мужа тебе точно надо! Непорядок в 25 лет без мужа…
    - Козлы они все! Нормальные, типа Зела, уже давно разобраны. А я – зевака. – Буркнула Лариса.
    - А ты вылези из-за компа хотя бы на отпуск, - предложила Марина. – Это у меня нет отпуска, но ничего, вот в сентябре ко мне придет выпускница из нашего же техникума, ассистентка, вот тогда легче будет. А ты-то? У тебя фирма большая, чего паришься круглый год.
    - Дура я потому что! – приговорила себя Лариса.
    - Именно!
    Девушки рассмеялись. Потом Марина сделала Мявке укол с витаминами, хозяйка все равно на работу убежит и забудет.
    - Заходи обязательно еще! Ты для меня хорошая поддержка… - попросила Марина.
    - Я рада, что нужна кому-то кроме компа! – пошутила Лариса.
    - Зря ты в ветеринарном не училась, ой как зря… - пожалела ее Марина и пошла выкидывать использованный шприц.

    Эпилог
    Следующим утром Лариса снова пересматривала эпилог Slayers Try. Нет, ей точно не кажется. Что-то там изменилось, раньше все было по-другому. Будто хакер влез в ее видеофайлы. Пропищала мобилка. Опять. Только на маршрутку успеть. Инстинктивно Лариса выключила компьютер, мало ли, вдруг в следующий раз там Билл Гейтс вылезет в ее квартиру! Она быстро натянула босоножки и платье и выбежала на улицу. Пробежала по безлюдной аллее, в которой больше никто не промышлял грабежами и изнасилованиями, пробежала мимо супермаркета, переход… БЛИН! Опять красный. Как жаль, что нельзя использовать Ray Wing, как жаль, что в этом мире нет магии. А, может, и к лучшему, может, будь тут магия, все было бы более жестоко? Преступники бы самоизлечивались, террористы сносили бы целые города сверхмощными заклинаниями, никто бы не работал, а делал деньги из бумажек. Хотя, Ray Wing не помешал бы… Не было бы тогда автомобильных катастроф, люди бы летали над дорогами и успевали на маршрутки и троллейбусы и не опаздывали работы.

    - У меня нету крыльев, и не будет, я не могу кастить Рэй Винг, и не научусь.
    - Но зато научись выходить к себе на балкон и вспоминать, как мы холодной ночью летели над твоим родным городом… и это будет похоже на то, как будто ты летишь, по-настоящему летишь…

    Лариса представила, как Зелгадисс несет ее над проспектом и опускает на остановку прямо перед подъезжающей маршруткой. Она и точно стояла перед маршруткой! Открывала дверь… Неужели она научилась летать? Да нет же, просто загорелся зеленый, она перешла дорогу, остановила маршрутку… просто она подумала, как хорошо бы уметь летать.
    «Прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолете и бесплатно покажет кино…» - раздавалось из радиоприемника водителя… Неужели он редки экземпляр, который не ставит в свою магнитолу эту задолбавшую «Фабрику», - «С днем рожденья поздравит и на память оставит вам в подарок пятьсот эскимо…»
    - Папочка, а ведь моя мечта сбылась, а ты не верил…

    0

    5

    И 1 и 2 части этого Фанфика тянут на целое произведение.

    0


    Вы здесь » Рубаки - форум » Рукописи » Телохранитель


    Создать форум ©